7.9 C
Осиповичи
Вторник, 28 сентября, 2021
Еще

    Александр Лукашенко: Белорусы смогли сохранить страну в борьбе за свой выбор

    Популярное

    Асiповiцкi Край
    Асiповiцкi Крайhttp://gzt-akray.by
    Издание существует с 1931 года. Сегодня "Асіповіцкі край" выходит дважды в неделю по вторникам и пятницам. Тираж - около 5 тыс. экземпляров. Приоритетная тема для журналистов "районки" - жизнь Осиповщины: люди, работа предприятий и организаций, массовые мероприятия и многое другое. Оставайтесь с нами!

    Масштабная встреча Главы государства с журналистами, представителями общественности, экспертного и медийного сообщества (а подавших заявку на аккредитацию была почти тысяча) не раз прерывалась овациями. Были неожиданные откровения от первого лица, сильные эмоции и, конечно, исчерпывающие ответы на все заданные вопросы. Обсудили глобальные процессы и ситуацию в стране, экономику и психологию, уроки прошлого и планы на будущее.

    Александр ­Лукашенко с самого начала задал тон беседе:

    Сегодня Беларусь оказалась в фокусе внимания всего мира. Как и почему, вы это знаете не хуже меня. Замечу только, что не по своей воле. Мы прожили непростой год.

    По словам Президента, многое из того, что происходило в последнее время в Беларуси, было в большей степени сознательно искажено, даже перевернуто с ног на голову:

    — Удивительно, но порой даже солидные мировые средства массовой информации наводят тень на абсолютно очевидные вещи. Поэтому сегодня нужен этот разговор — в прямом эфире, открытый, глаза в глаза и без купюр.

    Александр Лукашенко отметил, что в современном мире место демократии давно занял цифровой диктат:

    — И правят в этом мире откровенные ложь, хайп, хейт, буллинг, троллинг, боты и прочие коммуникативные новации. Сегодня они создают негативный эмоциональный фон в обществе, или, как вы говорите, информационный шум. Самое печальное, что этот искусственный виртуальный мир влияет на принятие реальных фундаментальных политических решений на международной арене.

    Белорусский лидер всегда призывал людей, формирующих общественное мнение, к соблюдению профессиональной этики:

    — И сегодня, невзирая на негативный опыт прошлого, говорю: единственный антидот против информационного яда в виде фейков — это правда и еще раз правда. Как говорят в народе, капля камень точит. Именно благодаря такому подходу мы выдержали и уверенно держим этот информационный удар.

    Президент подчеркнул:

    — Мы прошли серьезное испытание на национальное единство. Знаем, у нас есть все для того, чтобы этот период своей новейшей истории пройти достойно. Есть народ — думающий, образованный, преданный интересам суверенной Беларуси. Есть всеобщее понимание, что в сфере национальных интересов мы все смотрим в одном направлении — государственном.

    Нынешний год был объявлен Годом народного единства потому, что белорусы смогли сохранить страну в борьбе за свой выбор исторического пути и своих перспектив. Президент подчеркнул, что это было бы невозможно без консолидации общества в желании и стремлении обеспечить мир на родной земле.

    Единство белорусов, по словам Главы государства, продемонстрировала и успешная работа Всебелорусского народного собрания. На форуме была принята программа социально-экономического развития страны на ближайшую пятилетку.

    Об экономическом росте и борьбе с пандемией

    Во время пандемии наша страна сделала правильный выбор — не закрывать страну и не останавливать экономику, напомнил Глава государства:

    — Мы не обезумели и не ввели комендантский час, как от нас требовали, вы это помните… Единственная страна и единственный Президент, он же диктатор, пригласил представителей ВОЗ, открыл двери всех учреждений здравоохранения.

    Александр Лукашенко добавил, что в прошлом году падение мирового ВВП в отдельных, в том числе ведущих, странах было колоссальным:

    — Мы, по-моему, 0,1 или 0,2 процента всего лишь потеряли в прошлом году к предыдущему. То есть у нас в прошлом году был очень высокий уровень. И к этому высокому уровню года мы сегодня приросли — примерно 3,5 процента. Для нас это хорошие показатели. Понятно: все, что происходит, во многом обусловлено внешними факторами и внутренними.

    На внешних рынках цены на продукты, на другие виды товаров выросли значительно. А поскольку мы не закрылись в прошлом году, у нас достаточно было товара, чтобы на рынке предложить к этому спросу наш товар по высоким ценам. Поэтому мы получили хороший результат. В том числе и в плане внешнего сальдо платежного баланса.

    Оно у нас положительное.

    Президент отметил высокий спрос на белорусскую продукцию:

    — Не было бы счастья, да несчастье помогло. Во всем мире, особенно в нашей братской России, на постсоветском пространстве, в Украине и так далее, люди еще раз увидели белорусскую продукцию. Особенно продукты питания. Мы наторговали за полгода около трех миллиардов долларов на продуктах питания и планируем в этом году превзойти шесть миллиардов. Но это не главный наш товар. То есть у нас было что при дефиците предложить миру. И мир купил. Ну, естественно, рост объемов. При таком спросе рост объемов нас просто спас.

    О выборах-2020

    Оппоненты власти во время последних президентских выборов готовились не к честной и справедливой кампании, а к перевороту, заявил Александр Лукашенко. Он подчеркнул, что белорусский народ своими стойкостью и мудростью заслужил право на правду и уважение:

    — Учитывая, что на календаре 9 августа, предвосхищая журналистский интерес, в том числе и к событиям годичной давности, просто напомню:

    мы тогда провели подготовку к выборам и сами выборы в условиях тотальной гласности и демократизации политической жизни. Разница была лишь в том, что одни готовились к справедливым и честным выборам, а другие, призывающие «долбить власть», — к перевороту.

    Президент признал, что он не уделял внимания проведению агитационной предвыборной кампании, потому что не это было в приоритете в то время. По его словам, ситуация была хорошо отражена в недавнем пятисерийном документальном фильме «2020»:

    — Я не самоустранился. У меня не было для этого времени. Мне нужно было защитить людей, спасти их.

    Ведь в то время, в отличие от других государств, Беларусь не закрыла границы, не ввела комендантский час, хотя этого требовали не просто политики из-за границы, а специалисты Всемирной организации здравоохранения. И тогда они были приглашены приехать и лично оценить обстановку.

    Президент напомнил, что Беларусь единственная пошла на такой шаг, предоставила экспертам ВОЗ доступ в учреждения здравоохранения. По итогам этого визита специалисты ВОЗ, пусть и непублично, но между собой признавали: о том, как организована медпомощь в Беларуси, надо говорить на Западе, чтобы об этом слышали те, кто критикует Президента, потому что уровень лечения и безопасности по борьбе с ковидом в Беларуси — беспрецедентный.

    — Мы отказались от локдауна, нас били, молотили, как только хотели, нас критиковали все, только ленивый не критиковал за наши подходы, — напомнил белорусский лидер. — Вы можете сказать: в чем разница? Разница, уважаемые друзья, в отношении к людям. «Диктатор» порядочно поставил задачу перед органами власти и порядочно, извините за нескромность, относился к людям, без всякого пиара.

    Основой стабильного развития белорусской экономики в первом полугодии Президент считает именно то, что мы не остановили экономику:

    — Не загнали людей в четыре стены, когда мы выработали четкий подход к лечению людей — амбулаторный, клинический и санаторный этапы. Назовите хоть одно богатое государство, которое пошло этим путем? А это немалые деньги. Но люди дороже.

    Об отношениях с Россией

    Беларусь никогда не была против теснейшего союза с Россией, но основа любого союза — это одинаковые условия и равноправие. На это обратил внимание Президент:

    — Вы нас всегда держали на расстоянии, и сейчас вы держите нас на расстоянии. У России больше никого нет, может, вам не нравится это, но факт есть факт. И даже сейчас, во время пандемии, хоть вы и закрылись от нас, мы от вас не закрывались.

    Александр Лукашенко отметил, что для обычных граждан двух стран равноправие во многом обеспечено:

    — Но как можно интегрироваться и делать шаги, если у вас цены на природный газ в два-три раза ниже, чем в Беларуси?.. Намеки от отдельных лиц идут, чтобы разрушить эту интеграцию, чтобы нас оттолкнуть от России с намеком на то, что интеграцию они понимают как вхождение Беларуси в состав России. Вы для нас родные люди, я всегда проводил эту политику.

    При этом мы суверенные и независимые государства, наши люди очень ценят то, что спустя много веков мы стали суверенными и независимыми. И когда я слышу эти намеки, что Беларусь войдет в состав России, я думаю: а нужна ли России еще одна головная боль? Нет, и президент России так это и понимает.

    Глава государства считает, чтобы развивать интеграцию, особенно в сфере экономики, «не надо того, чтобы кого-то взять и включить в состав»:

    — Говоря об интеграции, мы должны четко понимать: любая интеграция возможна, но без потери государственности и суверенитета. У нас было около 30 дорожных карт. С Владимиром Путиным сразу убрали ту, которая имела политический подтекст. Это было предложение Владимира Владимировича. Он сказал: «Слушайте, если мы все время на нее наталкиваемся, если мы не можем решить — давайте ее отложим или вообще выбросим». Я его поддержал. Сказал, мы ничего не потеряем, потому что у нас не национальные, а совместные ведомственные органы. Например, совместная коллегия Министерства промышленности России и Беларуси, совместная коллегия Минобороны Беларуси и России и другие — и они работают. И я задаю при всех вопрос на переговорах: а какие вопросы мы не решили? Все вопросы решены.

    Президент подытожил, что в Беларуси никто против союза с Россией не выступал, кроме некоторых лиц, а события прошлого года многое показали и подтолкнули Беларусь и Россию к более активному сотрудничеству:

    — Не было бы счастья, да несчастье помогло. Мы остались вдвоем — Беларусь и Россия. Потому что удар оттуда наносился через Беларусь, как всегда было, в сердце России. Мы мгновенно поняли, что от нас хотят. Владимир Владимирович предложил помощь, но я тогда отказался. Сказал, что пока справляюсь и справлюсь. Но попросил на всякий случай создать резерв из тысячи человек. Вряд ли бы они решили какую-нибудь задачу, потому что вместе с этим у меня в резерве была целая армия. И я бы не дрогнул, ввел бы ее в действие, если бы видел, что они не просто перешли красную черту, а уже забрались далеко за нее. Но мы справились. Резерв был расформирован и отправлен в места несения службы.

    Как отметил Александр Лукашенко, никакие страны не имеют такого взаимодействия, как Беларусь и Россия, поэтому государства без труда смогут совместно преодолеть любые санкции, вводимые против них:

    — Нам не надо переживать. Мы две самодостаточные страны. Имея наш опыт, нам даже много денег не надо, чтобы восстановить разрушенное и обеспечить людей всем необходимым.

    Раньше, например, женщины стояли в очереди за пачкой порошка, мы вместе за один год смогли возвести десяток предприятий, которые его производят. Свой народ не могли обеспечить продовольствием, а другим помогали. Мы извлечем опыт из ошибок. Что касается санкций — это всегда возможности. Не хотите нам что-то поставлять — получайте эмбарго. А мы обойдемся. У нас гигантская территория, огромный опыт и есть все, чтобы перепахать землю, посеять, убрать и накормить людей.

    О Союзном государстве

    «Интеграционные карты» были переформатированы в союзные программы. Всего их 28. И остался нерешенным один вопрос, сообщил Александр Лукашенко:

    — Если мы в союзе, если видим перспективу, надо выравнивать цены и там, и здесь. Или, как у вас принято говорить, в свободное плавание отпустить. Захотели — мы купили там природный газ, допустим у «Газпрома». Нет у «Газпрома»? У другой компании — у вас их много, которые добывают природный газ. То есть свободная должна быть торговля этим товаром. Отсюда будут цены. Мы не просим низких цен. Мы равных цен хотим.

    Президент напомнил, что единое экономическое пространство, которое выстраивают Беларусь и Россия, предполагает равные условия для всех субъектов хозяйствования, предприятий и людей — рыночные условия:

    — Мы согласны на рыночные условия, но условия должны быть равными.

    Мы договорились с президентом России, что мы преодолеем всякие барьеры и выравняем эти условия… Мне хотелось бы надеяться, о чем мы с президентом (Путиным. — Прим. ред.) договаривались, что в этом году, в конце года, состоится Высший государственный Совет Союзного государства. И он должен быть этапный, там мы должны принять очень серьезные решения. Думаю, если там россияне уж очень побоятся по газу сделать какой-то шаг по выравниванию условий, мы эти 28 союзных программ (карты были переработаны) примем. Это будет колоссальный шаг вперед.

    Об участниках прошлогодних «протестов»

    На пике «протестов» в прошлом году в Минске в них принимали участие около 46 тысяч человек. Их собрали со всей страны, сказал Александр Лукашенко:

    — Ну а картинку сделать не проблема. И смотрится впечатляюще.

    Как отметил Александр Лукашенко, на улицах могло быть и больше людей:

    — Потому что за меня в стране никогда не голосовало примерно 10 процентов населения. Это были люди, которым я неприемлем с первых выборов, потому что они мне проиграли выборы, — эти националистически настроенные, с фашиствующим ядром. Но это националистическое ядро, даже в хорошем смысле, где-то на флангах. Там люди, которые хотят суверенитета и независимости, правда, от всех независимости. И прежде всего от России. И это в лучшем случае. А ближе к ядру — там фашиствующие.

    Для белорусского лидера как опытного политика эти 46 тысяч не были какой-то катастрофой:

    — Потому что когда дают картинку — там же идут по улицам в этой толпе боевики и другие. А в хвосте — там хайп, молодежь. И по краям стоят зеваки. Вот вам картинка.

    Откровенно ответил Александр Лукашенко и на вопрос о своем отношении к протестовавшим:

    — Как я их воспринимаю? Это часть белорусского народа. Ответ на этот вопрос абсолютно однозначен. Каждого человека — маленького, большого, среднего, элитного — я должен воспринимать как своего.

    По словам Президента, многие ошибались, включая людей высокого уровня:

    — Я даже никого не уволил. С некоторыми в Администрации Президента, не буду называть фамилии, по два часа разговаривал. Я им рассказывал, как было организовано насилие. Сейчас они все это поняли и иногда прячут глаза на совещаниях со мной. Но есть те, которые совершали и планировали теракты против населения, против детей. И я буду разговаривать с ними на их языке, защищая не столько себя и своих детей, сколько ваших детей… Прошло время. Мы показали, кто есть кто.

    О реакции на санкции

    Говоря о развитии белорусской экономики в условиях санкционного давления, Глава государства обратил внимание, что экспорт действительно важен для страны, так как значительные объемы производимой продукции предназначены для поставки на внешние рынки. Однако рынки Европейского союза и США, которые сейчас вводят санкции, для Беларуси не являлись приоритетными, отечественную продукцию туда никогда особо и не пускали, отметил Президент. Он также напомнил, что Беларусь практически все время находилась под влиянием тех или иных санкций. Единственный период без них — когда по предложению лидеров России и Германии Владимира Путина и Ангелы Меркель Минск был выбран в качестве места проведения переговоров в «нормандском формате» по урегулированию кризиса на юго-востоке Украины.

    Белорусский лидер отметил:

    — Вот тогда возникло какое-то окно возможностей, мы стали не каким-то посредником, а стали площадкой для этих мирных переговоров. Здесь, в Минске, была остановлена крупномасштабная война на Донбассе. Да, там постреливают и с одной, и с другой стороны, как меня информируют, по меньшей мере еженедельно. Но там нет этой войны, которая была под Дебальцево и в донецком аэропорту, помните эту мясорубку? Вот тогда к нам отнеслись по-человечески и сказали: да, Беларусь — это то место, куда надо ехать и искать мир.

    Свою стратегию реагирования на вызовы государство разрабатывало в экстремальных условиях, заметил Президент. По его словам, хороший опыт поднял на новый уровень белорусскую журналистику, прежде всего авторскую:

    — Острый для страны период дал нам героев нашего времени: политических обозревателей, экспертов, аналитиков, блогеров, которые, несмотря на реальные угрозы и риски, открыто встали на защиту своего государства. Да, сегодня представители современных медиа оказались настоящими воинами. Слово (мы испытали на собственном опыте) может внести раздор в общество, разрушить мир в стране, а может объединить народ в борьбе за национальные ценности, прежде всего за сохранение этих ценностей, независимости и суверенитета.

    Прежде чем вводить в отношении Беларуси санкционные меры, надо просто думать, заявил Александр Лукашенко:

    — Не хватать то, что наши «протестуны», беглые там из этих основных центров. Хватают это, мы это видим по тексту. Читаем их текст, и потом то, что принимают в Евросоюзе и Америке, — один в один с ошибками. И надо было бы журналистам отпечатать и дать. У меня есть таблица, я попросил — за что наказали ­БЕЛАЗ, за что наказали коллектив МАЗа и так далее. И там ну просто смешные и очень интересные обоснования и мотивация этих санкций. Безумно интересно. Они даже здесь не могут составить нормальную мотивацию — за что.

    Белорусский лидер поставил задачу — выдержать уровень работы экономики. Конечно, будет непросто, особенно с учетом того, что нас пугают новыми санкциями:

    — Кстати, после «печенек» этих американцы решили ввести какие-то санкции. На злобу могу предупредить, поскольку знаю: здесь есть представители СМИ. Вы не думайте, что вот этот шум, в том числе инфошум, — это все в отношениях Беларуси с США, Беларуси с Евросоюзом, Польшей и так далее. Да нет, это шум там, наверху. Но есть уровни, на которых мы ведем с ними диалог, переговоры, и никогда он не прекращался. С поляками (с литовцами вообще сейчас никаких контактов, но мы это переживем), Евросоюзом, с американцами у нас есть животрепещущая тема, по которой мы всегда ответственно ведем переговоры. Например, США. Они открыто говорили, что очень ценили нашу работу по борьбе с контрабандой и перемещением радиоактивных материалов — 5 или 6 случаев только в прошлом году. Это они ценили, как и весь мир. И Россия это ценит, и Китай. Но кому, извините меня, нужна какая-то грязная взрывчатка, которая идет в Европейский союз? Для американцев это вопрос вопросов. Мы за это их ценили, вместе работали. Мы и сейчас продолжаем работать, но я их предупредил: если они перейдут уж слишком сильно красную черту, мы с ними вообще и на эту тему разговаривать не будем. К чему это может привести? Пример — нелегальная миграция.

    Александр Лукашенко подчеркнул, что мы никого не шантажируем:

    — Мы никому не угрожаем. Просто вы нас ставите в те условия, что мы вынуждены реагировать, и мы реагируем. Ну уж извините, как можем и как умеем. Некоторые меня за это критикуют. Но у меня нет российских возможностей, китайских, тем более американских и Европейского союза. У меня нет таких возможностей. Я бы отреагировал по-другому. Но я нахожусь в соответствующей системе координат, и моя Беларусь, и белорусский народ здесь. Поэтому в силу наших возможностей мы реагируем.

    О новой Конституции

    Завершился первый этап работы Конституционной комиссии. В ее адрес поступило огромное количество предложений по совершенствованию Основного Закона. Глава государства заметил:

    — На «пераменах» и переменах настаивали многие. И тогда все восприняли изменения в Конституции как первый, самый главный и основной шаг к этим переменам. То есть на основании законов, все остальное было бы хаосом и беззаконием.

    — Нам скрывать нечего, мы должны провести референдум по Конституции открыто, честно, — подчеркнул ­Александр Лукашенко.

    Он добавил, что окончательный проект новой Конституции будет предварительно опубликован, чтобы граждане смогли ознакомиться с предлагаемыми изменениями:

    — Может, нам придется что-то поправлять еще после того, как она будет вынесена на всенародное обсуждение до референдума. Исправим. Все сделаем демократично, чтобы комар носа не подточил.

    Отвечая на предложение сделать национальное законодательство приоритетнее международного, Глава государства отметил, что вернется к этому вопросу чуть позже — когда будет готов проект новой Конституции Беларуси:

    — Опыт есть — Российская Федерация. Поэтому, думаю, вместе со старшим братом нам будет легче преодолеть и критику, и навалы разные. МИД, Правительство работают: надо всегда взвешивать, что мы от этого получим и что можем потерять… Но я лично на данный момент, исходя из той информации, которая у меня есть, ближе к вашему предложению (сделать национальное законодательство приоритетным. — Прим. ред.).

    Александр Лукашенко отметил, что действительно сам говорил об идее придать ВНС конституционный статус:

    — Я это открыто, честно сказал. Хотя понимал, что меня сразу же «подвяжут» под это Всебелорусское народное собрание. Но если в таком русле рассуждать, так молитесь Богу, чтобы я согласился еще быть председателем Всебелорусского народного собрания… В чем я однозначно убежден: самое главное сейчас для Беларуси — идет смена поколений. Поколение мое уходит. Приходит активное новое поколение. Нам надо соблюсти баланс. Новое поколение, которое сейчас приходит, оно не должно выбросить на обочину старшее поколение. Этот опыт всегда пригодится.

    Глава государства уточнил, что под новым поколением государственных деятелей подразумевает не возраст, а сознание и мышление. А старшее поколение — «в плане контроля, какой-то стабильности определения стратегии» — может передать свой опыт уже в качестве Всебелорусского народного собрания. Глава государства подчеркнул:

    — При этом ни в коем случае не должно быть двоевластия. Всебелорусское народное собрание — Президиум там будет или председатель — не должно довлеть над Правительством и Президентом.

    Также лидер Беларуси пояснил, почему именно сейчас так важна тема обновления Основного Закона страны:

    — Нельзя эту Конституцию, которая есть (она действительно очень авторитарная), передать тому президенту, который придет. Потому что мы не знаем, кто он еще будет и как он себя поведет. С этого же все началось: нужна новая Конституция, потому что «а вдруг». Вот взяли бы власть с этой Конституцией — и никто бы не шевельнулся. Поэтому да, надо сбалансировать и часть полномочий стратегического характера передать ВНС.

    Александр Лукашенко полагает, что отдельные кадровые функции, очевидно, придется передать на уровень ВНС, причем даже не Президиума, а самого Собрания:

    — Мы всегда говорим, что независимые должны быть суды и т.д. Правильно! Но независимые не в том плане, что я хожу и не вижу никого и ни перед кем не отвечаю. Может быть, Конституционный Суд будет формировать Всебелорусское народное собрание.

    Президент признался, что недавно как раз переосмысливал для себя этот вопрос: чем будет заниматься ВНС? Например, определять стратегию на будущее, контролировать некие глобальные вопросы. Причем, возможно, это будет только временная мера до тех пор, пока «все не устаканится в стране»:

    — Весь вопрос в том, какими полномочиями мы наделим Всебелорусское народное собрание. Вот тут я пока не знаю. И уверен, что мы с вами найдем, какие полномочия туда передать. Но передавать будем только в интересах белорусского государства, в этом я кровно заинтересован. Чтобы, когда уйду как первый Президент, это государство не рухнуло.

    Александр Лукашенко высказал мнение, стоит ли в проекте новой Конституции прописывать упоминание о нейтралитете страны:

    — Что касается нейтралитета, это не обсуждается. Это решение Всебелорусского народного собрания — тогда все бурно поддержали. Нейтралитета нет фактически. По Конституции — нейтралитет, а мы состоим в военно-политическом блоке ­ОДКБ и так далее. Правильно это или нет — конечно, правильно. Это дополнительный уровень безопасности.

    По словам Президента, Беларусь также состоит в Евразийском экономическом союзе:

    — О каком нейтралитете может идти речь? Поэтому тут два варианта: или мы определяем в Конституции, что мы не нейтральны, либо вообще туда ничего не записываем.

    Об отношениях с Украиной

    Александр Лукашенко считает, что белорусско-украинские политические отношения находятся в самой низкой точке:

    — Нельзя омрачать наши отношения разного рода фейками и гадостью.

    Белорусский лидер привел в качестве примера распространения недостоверной информации историю с руководителем Белорусского дома в Украине Виталием Шишовым, найденным повешенным, и звучащие обвинения якобы в причастности Беларуси к этому:

    — Кто он такой для меня и для Беларуси вообще? Ладно я, Президент, мог бы его не знать, но я уверен, что в этом зале только три-четыре человека его и знали. Он для нас был просто никто. Какой безумец в Беларуси возьмет и пойдет его там повесит, кроме как если разборки какие-то? Ну зачем? Элементарно: повесили одного, завтра будет такой же другой. Зачем в Украине раздувать все это?

    Глава государства подчеркнул, что нужно не плодить фейки и надуманные обвинения, а прежде всего украинским властям надлежит заняться объективным расследованием и установлением всех обстоятельств произошедшего с Шишовым:

    — Он находился в Украине, и его поддерживали спецслужбы Украины. Вы же знаете, чем они занимались. Он был на вашей территории. Он повесился или его повесили на вашей территории. Вы, пожалуйста, занимайтесь и дайте нам ответ: кто, как повесил гражданина Беларуси?

    Президент подчеркнул, что даже в американских СМИ Украину раскритиковали за такой подход:

    — Мы же не нагнетали вокруг этого обстановку. Нет, начали вбрасывать это, вплоть до высокого уровня людей начали кивать на Беларусь. Надо разбираться. А если вы нас упрекнули — факты на стол… У нас хватает с кем надо разбираться и без Шишова. Но мы ни на кого еще пока пальцем не показали. Вы что думаете, когда они на Азарёнка пошли, мы не могли их всех перестрелять? Элементарно. И никто бы не указал на нас пальцем. Это бандиты, они хотели убить человека. Но я приказал живьем их брать и с ними разбираться.

    Белорусский лидер также вспомнил про нераскрытое до сих пор в Украине убийство журналиста Павла Шеремета:

    — Сколько лет прошло? Обвинили тогда Россию. Ну и где результаты? Почему нет результатов?

    Глава государства также провел параллели с задержанием в Беларуси Романа Протасевича:

    — Я сегодня не рад, что он оказался в Беларуси. Мне бы было проще, чтобы он был в Польше или Литве. Почему? Потому что они его «заказали». И мне надо его сейчас защищать. Потому что, не дай бог, случись что с Протасевичем, как с Шишовым, — крыть нечем, преступление на территории Беларуси.

    Возвращаясь к тематике двусторонних отношений с Украиной, Александр Лукашенко заявил:

    — Политические отношения на очень низком уровне, и красная черта перейдена тогда, когда Евросоюз еще не прекратил авиасообщение с нами, а Украина это сделала. За что? Неужели до такой мерзости можно дойти, чтобы, извините меня, «похерить» все, что было до сих пор, все то, что мы делали и сделали для Украины?

    Президент заявил о причастности официальных органов власти Украины к переброске оружия в Беларусь. Александр Лукашенко отметил, что всегда поддерживал Украину и украинские власти и даже понимает, почему они в угоду Западу предпринимают недружественные шаги по отношению к Беларуси:

    — Ладно, побежал за Западом (президент Украины Владимир Зеленский. — Прим. ред.), плюнул на все, но зачем ты боевиков готовишь на территории Украины и оружие забрасываешь к нам сюда? Ведь оружие идет в основном с Украины. Сейчас мы, конечно, закрыли намертво эту границу. Зачем вы это творите, ведь народы — это же соседи, это же родные люди?

    Глава государства обратил внимание, что в белорусских СМИ неоднократно показывали, как из Украины в Беларусь перебрасывают взрывчатку и боеприпасы:

    — Наш председатель Комитета государственной безопасности очень четко сказал: мы видим, кто из силовиков и официальных органов власти в Украине это организовывает.

    Меньше всего в Украине стоит бояться белорусов, которые никогда не сделают пакости, если с юга первыми не ступят с оружием на нашу землю, подчеркнул белорусский лидер:

    — Украинцы — трудолюбивые, красивые люди. Мы готовы с вами разговаривать, мы готовы с вами договариваться.

    Глава государства также обратил внимание, что в Украине, Литве, Латвии и России действуют белорусские санатории:

    — Я в них деньги вкладывал для того, чтобы туда ехали люди — местные, наши. У нас огромное количество туристов. Вы закрыли авиасообщение в Одессу — кому вы хуже сделали? Наши переориентировались на Краснодарский край, летают в Турцию — «Белавиа» делает немного дугу. Турцию мы не закрывали, а могли бы вообще не принимать самолеты через Украину. Но они летают. Как вы мне предлагаете доставлять людей на отдых? У нас другого пути нет — только через Россию. Польша нам тоже запретила. Поэтому не надо мне сейчас ставить условия. Вы сделали все и проложили мне маршрут в Крым.

    О поставках электроэнергии в Украину и ответных санкциях

    В Беларуси есть резервные мощности, чтобы поставлять электроэнергию Украине, сообщил Александр Лукашенко. А относительно вероятных ответных санкций против южной соседки Президент сказал так:

    — С нашей стороны никаких санкций в отношении вас вводить не собираемся. Если бы хотели вас поставить на колени, будем откровенны, мы бы это сделали в течение суток вместе с нелюбимым вами президентом Путиным, перестав поставлять вам горюче-смазочные материалы. Как известно, 35 процентов ГСМ поставляет в Украину Беларусь и до 40 процентов — Россия. Что касается поставок электроэнергии, то, пожалуйста, хоть с завтрашнего дня. У нас есть резервные мощности. Особенно в этот период, не зимний.  И мы сейчас массово переходим где только можно на электричество, начиная от жилья, электромобилей и т.д. Мы строим электрические дома, затраты на обслуживание которых даже немного меньше, чем на природном газе.

    О недопустимости силового решения в Донбассе

    При этом Президент предостерег Украину от возможной попытки силой решить вопрос в Донбассе:

    — Если вы посмеете это сделать при поддержке третьих стран, я никогда не буду на вашей стороне. Если вы опять с Россией в Донбассе столкнетесь, я буду между вами. Это давно занятая мною позиция. Даже если это будет угрожать моей жизни. Но я уверен, что ни первый, ни второй вариант нереален. Его не будет. Потому что ­разумных голов в Украине достаточно. Какая бы у вас в Украине ни была армия, любая ваша попытка силой решить вопрос закончится трагедией для Украины. Я вас прошу, молю: выбросьте это из головы. Ни в коем случае не намечайте решать этот вопрос силовым образом.

    Президент заметил, что любая война заканчивается миром и за столом переговоров:

    — Когда-то с чего-то надо начинать. Вы можете сказать: Зеленский столько раз Путину предлагал то или это. Со стороны Владимира это по меньшей мере трепотня. Он просто неопытный человек.

    Александр Лукашенко уверен, что российский президент не против сесть за стол переговоров:

    — Путин точно от этого не отказывается, на всех переговорах мы говорим об Украине. Он готов. Но чтобы сесть за стол переговоров, нужен период подготовки. Он небольшой, потому что острые вопросы. Это не год и не полтора, не надо ждать, как в Белом доме, приема полгода. Но не надо делать шаги, которые тебя уводят от этих переговоров.

    В пример он привел подписанный недавно закон о коренных народах Украины:

    — То, что вы закон приняли — коренные или некоренные, он что, прямо необходим был сегодня? Нет. Исходя из моего опыта, скажу: если он необходим, примите вы его после разговора с Путиным. Но зачем вы делаете шаги прямо в противоположном направлении, заявляя одно, а делая другое?

    Александр Лукашенко считает, что надо сесть за стол и договориться, при этом Украине необходимо разделять вопрос Донбасса и Крыма — это «две разные истории».

    Говоря про донбасский вопрос, белорусский Президент заметил, что Зеленскому как главе государства следовало бы его решать:

    — Да, кто-то так думает, кто-то — эдак. Но как только Донбасс будет украинским, все будут думать одинаково: ты вернул территорию, ты спас людей. Ради этой благодатной земли надо разговаривать.

    Александр Лукашенко также напомнил, как велись переговоры по минским соглашениям. В тот день в белорусской столице были представители самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР:

    — Путин до подписания итогового документа позвал представителей ЛНР и ДНР (служба безопасности моя их привезла). И Порошенко это знал, что они присутствуют. И когда Путин сказал: ребята, я готов подписать, но я это не сделаю, пока представители (самопровозглашенных республик. — Прим. ред.) не подтвердят. И Порошенко согласился. Он должен был тогда, если не приемлет сепаратистов, сказать: нет, я ничего подписывать не буду. Но вы же подписали. Если бы Порошенко махнул рукой и улетел, не было бы минских соглашений.

    Владимиру Зеленскому следует выполнять то, что он обещал во время предвыборной кампании, уверен белорусский лидер:

    — Многое пообещал: войны не будет и прочее. Так умри, но сделай. Сядь в вертолет и лети в Донецк, Луганск. Если бы Володя Зеленский туда прилетел, и в Украине бы аплодировали, и на Донбассе, и в Луганске. И этим самым он бы поставил и меня, и президента России, кого угодно в такое положение, что нельзя было бы отказаться двигаться навстречу. Потому что это был бы шаг. А вам не дают это сделать, мне кажется. И не дадут.

    Александр Лукашенко также заметил, что в Донбассе нужно было провести местные выборы. Президент считает, что у президента Владимира Зеленского был шанс стать миротворцем в Украине и серьезно продвинуться в урегулировании конфликта в Донбассе. По словам Александра Лукашенко, предыдущий президент Украины Петр Порошенко провалил минские договоренности, потому что был управляем извне:

    — Он их не исполнил. А у Путина козырь железобетонный: ты подписал — выполняй. А он не выполнил. И уже не будет выполнять. И Зеленский — зря… У него был шанс. Он мог стать миротворцем. Путин очень хорошо воспринял выборы нового президента.

    Тогда, как вспоминает Александр Лукашенко, доверие Владимира Путина к Владимиру Зеленскому вызвало у него удивление, ведь еще не было понятно, каким президентом станет новоизбранный глава Украины:

    — Он говорил: «Он другой». То есть Путин хорошо воспринимал этого человека и готов был с ним разговаривать. Что произошло потом? Почему, декларируя до сих пор переговоры, он делал в обратном направлении шаги? Вот надо ответить на этот вопрос.

    Президент считает, что на время переговоров надо «вывести за скобки» начало тех событий и перейти к обсуждению того, что может привести к результату. Это как раз дипломатично.

    Сам Глава белорусского государства подтвердил, что, как и прежде, готов при необходимости содействовать этому процессу, хоть и не любит посредничества:

    — Готов делать все, лишь бы только нескольким тысячам или даже сотням людей в моей родной, близкой Украине стало лучше.

    Александр Лукашенко поручил до конца года разобраться с системой предоставления гражданства переселенцам из Украины. Журналистка Ксения Лебедева, обращаясь к Главе государства, передала ему просьбу, которую часто слышала, готовя телевизионные сюжеты в разных регионах Беларуси, от тех, кто переехал из Украины: о возможности упрощения процедуры получения гражданства и вида на жительство.

    — К концу года все должны получить гражданство. Только выработайте систему, чтобы эти люди могли написать нам заявление, — отреагировал на вопрос Президент. По его мнению, чиновники «бездарно упустили этот вопрос».

    О методах противников

    Глава государства подчеркнул, что сейчас противники Беларуси не пренебрегают любыми, порой очень мерзкими методами, манипулируют фактами, плодят недостоверную информацию и используют для этого людей, зачастую не самых известных и медийных. В связи с этим Президент упомянул раздутую в некоторых СМИ историю с белорусской спортсменкой Кристиной Тимановской, которая была в составе национальной олимпийской команды:

    — З6-е место в своей дисциплине! Вот больше не надо ни о чем говорить. Россияне сейчас парятся по поводу Дины Авериной. Ну так девчонка выступила! Она может что-то сказать, это великая спортсменка. А ты что?

    Президент обратил внимание, что, даже зная о бэчебэшном прошлом Тимановской, в конце 2020 года решил назначить ей президентскую стипендию. Более того, она была включена в состав национальной олимпийской команды:

    — А знаете, почему включили? МОК накатил и «рекомендовал» нашим. И мы семерых таких по их требованию включили — таких, которых вообще не видно там было, их нельзя было включать. И они еще на меня накатывают?

    Он убежден, что решения Тимановской не были самостоятельными:

    — Она бы сама этого не сделала, если бы ею не управляли. Она из Японии, в Токио связалась со своими дружками в Польше, и ей сказали дословно: «Приедешь в аэропорт, беги к японскому полицейскому и кричи, что те двое, которые подвозили в аэропорт, — это сотрудники КГБ». Хотя ни одного человека из спецслужб в Японии не было. Мы не практикуем этого.

    Иностранная «независимая» пресса действовала против белорусского народа и страны. Средства массовой информации, против которых были приняты соответствующие меры, нарушали белорусское законодательство, напомнил Александр Лукашенко:

    — Вы приехали ко мне в страну, чтобы поддерживать отношения между народами, но при этом говорить правду. Вы же все изворотили, искромсали мой народ, государство. Я про себя уже и не говорю. И вы это называете прессой?

    Глава государства открыто заявлял, что подобные организации будут зачищены:

    — Если вы (CNN, BBC и другие крупные компании) изъявите желание у нас работать — приезжайте, мы рассмотрим вопрос аккредитации. Но вы должны придерживаться наших законов.

    Белорусский лидер отметил, что на Большой разговор с Президентом хотели попасть около 300 представителей зарубежья:

    — Вы могли не попасть на этот разговор, но, следуя принципу открытости, я лично поручил пресс-секретарю вас пригласить, зная ваши последние фейки. После них, я уверен, ни в России, ни в Китае, ни в Индии, ни даже в Украине вас на порог бы не пустили. Нет, я сказал, пусть приходят ко мне, мы будем разговаривать открыто.

    Об отношениях с Литвой

    Беларусь готова вести диалог с Литвой, но без всяких предварительных условий. Глава государства подчеркнул, что Беларусь и Литва всегда жили и будут жить как соседи — мирно и дружно:

    — Но когда — зависит сегодня от нас. Недавно такой «грязный луч» промелькнул — пусть Лукашенко сделает то-то и то-то, и тогда мы будем о чем-то говорить. Вы мне условия не ставьте. Вы не имеете на это права. Я не год и не пять лет у власти. Я не прятал в Беларуси ни боевиков, ни оппозиционеров — они тоже у вас в Литве есть, — я никогда этого не делал.

    Я не делал недружественных шагов в отношении Литвы… Если вы хотите, давайте начнем на каком-то уровне вести диалог. Но без всяких предварительных условий. Потому что Беларусь не заслуживает вот такого разговора.

    Александр Лукашенко рассказал, как белорусские пограничники на границе с Литвой спасли инсулинозависимого мигранта. Как уточнил председатель Госпогранкомитета Анатолий Лаппо, полоцкие пограничники зафиксировали попытку агрессивного выдворения мигрантов литовскими силовиками на территорию Беларуси:

    — Один падает прямо на границе. Он показывает на живот и говорит «инсулин».

    На помощь человеку пришли именно белорусские пограничники, констатировал Президент:

    — Он упал прямо на черту, на линию границы. Ноги в Литве, а голова в Беларуси. И что делать? Патовая ситуация. Границу нельзя нарушать. Но он (Лаппо. — Прим. ред.) молодец, принял решение. Пограничникам отдал команду выдвинуться на границу и вытащить этого парня. Десять минут — и он бы погиб. Сделали укол. Это же мерзавцы. Человек умирает. Вот он лежит на границе. Мы не может подойти, потому что он оттуда бежит. Мы не можем нарушить границу. Хорошо, что литовцы нам не предъявили претензий, что мы нарушили границу. Мы не переходили границу. Мы взяли его за руки, вытащили и в больницу отвезли. Это что такое, когда у тебя на глазах умирает человек и просит помощи? И вы нас в чем-то упрекаете? Хорошо, упрекайте. Вы заблудшие, как те наши «протестуны». Но вы же здесь видите, что происходит. Вы — правозащитники. Вы почему не защищаете этих людей?

    Президент предупредил: если на границе с Литвой не утихомирятся, получат на всю катушку.

    — Они специально на границе проводят эти акции. Они испытывают мое терпение и толкают меня на ответные действия. Мы пока терпим. Вы же видели, как они машину поставили, пограничные мигалки включили и гонят сюда людей.

    А наши ребята стоят с этой стороны — они за нарушение государственной границы по нашим законам должны сделать предупреждение голосом, выстрел вверх, остальное — на поражение,

    — сказал Александр Лукашенко. — Еще раз повторяю: давайте сядем, возьмем голову в руки и подумаем, как выходить из этого положения.

    О бумеранге для Вильнюса

    Отвечая на вопрос журналиста телеканала «Беларусь 1» Ксении Лебедевой о том, готовы ли мы сегодня вернуть Литве бумерангом то, что было сделано против Беларуси, Президент сказал:

    — Это жестоко. Если мы вернем бумерангом (это было бы справедливо), то тогда чем мы от них будем отличаться? Мы будем такими же, как они. Поэтому не стоит. Если бы мы этим «непоседам» вернули — это одно, но любой бумеранг, он обернется против обычных латышей и литовцев, которые хотят с нами жить и дружить. Справедливо, жестоко, но не надо.

    Задала журналист вопрос и о встрече в ­СИЗО с Тихановским. Александр Лукашенко поделился:

    — Когда я сел за стол с ними, первое мое условие было — без свидетелей. Я к ним не пиариться пришел… Комнатка маленькая, она сидела (пресс-секретарь Наталья Эйсмонт. — Прим. ред.), Коля был и один человек из Службы безопасности — все.

    По словам Главы государства, между ними были договоренности о том, что в разговоре не будет разделений на Президента и заключенных или людей под следствием:

    — Разговариваем честно и откровенно, глядя в глаза друг другу, говорим все, что думаем. Это было мое условие. Понятно, что как Президент я не должен был на них накатывать, но и от них я ждал откровенности. Этот разговор получился, но там было не так, как показали в этом куске. Из общего разговора часть вырезали, но суть была та же.

    Александр Лукашенко добавил, что, конечно, мог «дать по морде» Тихановскому за слова о сыне:

    — Но как бить безоружных людей, которые там сидят чуть ли не в наручниках? Это то же самое, как сейчас Литве ответить бумерангом. Мы просто подставимся. Друзей ведь в BBC и CNN у нас нет. А они за это и ухватятся. ­Поэтому главное — не подставиться. Не все поняли мои действия по поводу Протасевича. А сейчас? Я говорил: вот посмотрите, он придет и будет просить у нас защиты.

    Президент резюмировал:

    — Нужно всегда просчитывать последствия. Да, ты сделал шаг, а что будет в ответ?

    О мере ответственности

    Директор информационно-аналитического учреждения «Круглый стол демократических сил» Юрий Воскресенский подготовил для ­Президента предложение об освобождении около сотни человек, находящихся сейчас в заключении.

    Впервые разговор об этом шел еще в прошлом году, когда Президент встречался с представителями оппозиционных политических движений в ­СИЗО КГБ. Александр Лукашенко пояснил, как это было:

    — Все начали говорить: давайте посмотрим, выпустим кого-нибудь. Я не кровожадный, все на основании закона — могу помиловать. Ко мне даже Тихановский обращался. Я ему тогда сказал, зачем он ко мне обращается, его президент в Литве. Тогда на встрече был Юрий Воскресенский. И определили, что списком будет заниматься он. Тогда я сказал, что когда он будет мне писать обращение от кого-то, то в обмен заложит свою голову. И как только один, в данном случае из сотни, в сторону вильнет — ты сядешь. Он согласился. Сегодня читаю письмо, а головы там нет.

    Юрий Воскресенский публично заявил, что закладывает голову за всех 100 человек. Однако Александр Лукашенко уточнил, что привык всегда изучать все в деталях:

    — Я эти детали изучил и увидел, что это за люди. Тем не менее я готов вернуться к истокам нашего разговора. В том числе и по Бабарико. Но там, где бандиты, которые шли с заточками на моих ребят… Это — мои дети. Они меня не предали. Если бы только они дрогнули, когда им сказали, что я в Ростов улетел. Фейк очередной. Когда мне пришлось с автоматом с ребенком выходить. Я был готов один сражаться. Они меня не предали. Они меня аплодисментами встретили на баррикадах. И ты хочешь, чтобы из-за какого-то мерзавца, урки, у которого 12 статей, я их предал? Никогда. Этих ребят я никогда не предам. И я их не предал и до сих пор не сделал ни одного шага, чтобы они подумали, что я начал вилять. Поэтому из этого исходи, если готов переписать это письмо — переписывай. Нет? Я сегодня направлю в комиссию (по вопросам помилования. — Прим. ред.), чтобы изучили каждого.

    Юрий Воскресенский уточнил, что в прошении о помиловании речь идет о 93 «заблудившихся», шестеро из которых — банкиры, компенсировавшие ущерб и активно сотрудничавшие со следствием. Один — бывший руководитель могилевской филармонии. ­Александр Лукашенко заключил:

    — Я обещал, что рассмотрю эти вопросы. Без тебя это письмо не будем рассматривать. Ты автор, и ты будешь в комиссии работать. Будешь смотреть за каждым человеком. Это судьбы людей, я понимаю. Поэтому мы разберемся. ­Поэтому еще раз говорю, чтобы вы понимали. Никакие это не политзаключенные. Это люди, которые нарушили закон. Суров закон, но он закон.

    Об отношениях с США

    Александр Лукашенко согласился дать интервью американскому телеканалу CNN, представительница которого присутствовала на Большом разговоре с Президентом:

    — Я не исключаю этого. При одном условии: если вы дадите все, что я скажу, не вырезая, не добавляя. Вот на этих условиях договоритесь с пресс-секретарем.

    Александр Лукашенко также предложил журналистам CNN, которые недавно выпустили фейковый сюжет о наличии под Минском лагеря для политзаключенных, побывать в этом районе и посмотреть, что там находится на самом деле. А располагается там обычная воинская часть, из которой американские журналисты почему-то сделали место лишения свободы. Фейк был развенчан в эфире белорусских телеканалов.

    В разговоре с журналистом CNN ­Глава государства отверг упреки в репрессиях:

    — Мне с американцами совсем просто говорить. Скажите, пожалуйста, вопрос риторический (я отвечаю на ваш вопрос): вы (США. — Прим. ред.) зачем застрелили девушку в конгрессе, которая была участницей войн в защиту Соединенных Штатов Америки и их интересов? После этого вопрос о репрессиях в отношении населения с моей стороны просто меркнет. Вы привыкли к тому, что вы гегемоны в мире — вам все позволено. Сколько человек вы посадили после событий у конгресса? Когда вы законно избранного президента (я имею в виду Трампа) растоптали, убрали его из средств массовой информации, c YouTube и прочее, вычеркнули напрочь и поставили своего президента. Это что, было законно?

    Глава государства отметил, что во время президентских выборов в США граждане голосовали по почте, бюллетени выбрасывались в мусор, были и другие многочисленные нарушения. В то же время Президент заметил, что, если бы в Беларуси голосовали по почте, страну бы порвали на кусочки:

    — Вам — можно. Вы творите беспредел во всех местах мира и мне говорите о каких-то репрессиях. С моей стороны не было никаких репрессий. Я принял правила игры тех бандитов, которые под руководством американских спецслужб двинулись к нам в суверенное и независимое государство. Я Президент и по Конституции обязан защитить это государство. Что я и сделал. Какие же здесь репрессии? Я кого-то застрелил, кого-то убил?

    Александр Лукашенко добавил, что противники белорусского государства сейчас пытаются подвести его к международному трибуналу, но им не за что зацепиться.

    Отвечая на вопрос об инциденте с самолетом RyanAir, Президент подчеркнул, что Беларусь открыта для международного расследования:

    — Чего же вы не приехали расследовать? Факты на стол, руки на стол — приезжайте, докажите, что Лукашенко посадил этот самолет. А вы не едете расследовать, потому что все факты у вас на руках и вы видите: не бьет, не получается…

    Президент уверен, что США безразлична Беларусь сама по себе:

    — Вы далеко, и вам пофиг, что происходит в этой Беларуси. Вы даже не знаете, где она расположена. И вы даже через десять минут забыли, кого кормили «печеньками». Вы просто пользуетесь своим монопольным правом печатать иностранную валюту и контролировать ее ход. И пользуетесь тем, что в результате событий в Европе, Азии на этом поднялись, создали мощную империю, которая потихоньку катится вниз благодаря вашей непонятной политике.

    Александр Лукашенко признал, что белорусам с американцами пока еще трудно тягаться. Говоря о красных линиях в отношениях с Беларусью, которые иностранным государствам лучше не переходить, Глава государства отметил, что не имел в виду Соединенные Штаты Америки:

    — Я не могу сказать, что это я нарисовал красную черту для Америки. Мне очень сложно с белорусским потенциалом и со своими возможностями нарисовать эту красную черту.

    О следующем президенте и выборах

    Глава государства подчеркнул, что кто и когда будет президентом Беларуси после него — непростой вопрос:

    — Кого белорусский народ изберет, тот и будет президентом, это действительно так. Какую позицию при этом буду занимать, я не определился.

    Александр Лукашенко отметил, что думает об этом:

    — Это естественно. Это же не вечная должность. Я человек. И иногда просто хочу спокойно пожить, но потом начинаю углубляться в размышления и думаю, что спокойной жизни у меня уже не будет. Потому что такая работа.

    Президент признался, что в чем-то даже завидовал экс-президенту Украины Леониду Кучме:

    — При встрече спрашиваю его, как он себя чувствует. Говорит, прекрасно. И вижу, что действительно прекрасно. Начинаю обдумывать и вижу, что я так не смогу. Я просто врос в эту страну, а она в меня. И не понимаю, как можно жить и, уйдя на пенсию, заниматься каким-то другим делом. Я это пока не представляю.

    При этом Александр Лукашенко подчеркнул, что после него придут люди:

    — Не надо гадать, когда уйдет Лукашенко и так далее.

    Он заметил, что никогда нельзя быть точным, даже называя конкретные сроки. Как пример привел громкие планы оппозиции по поводу «дня воли».

    Также Президент высказал свое мнение относительно альтернативного исхода выборов:

    — Мне говорили, вот вы не выдвигаете свою кандидатуру, а вдруг изберут президентом кого-то? Я все сделаю, чтобы было объективно. И если изберут из другой когорты, значит, наш народ должен пережить то, что пережила Грузия, Украина. Раз на чужих ошибках не научился, значит, должен этот этап пройти.

    По словам Александра Лукашенко, в период протестных движений в Беларуси многие государственные служащие, иные граждане продемонстрировали свое истинное отношение к стране:

    — Есть люди, которые в сложные дни не дрогнули, не изменили. Тем самым вписали себя в историю нашего государства и выросли на глазах, выкристаллизовались. Как, например, Иван Кубраков. Оказывается, что у нас человек 15—20 могут вырасти в ­президенты. Простите за нескромность, но они в чем-то похожи на меня. Наверное, потому что рядом росли. Они преданы стране, надежны и не будут никого кромсать. Большинство граждан за них проголосует.

    На вопрос о том, кто будет следующим президентом Беларуси, Глава государства ответил — тот, кого изберет народ:

    — Он не может появиться из ниоткуда. Когда меня выбирали, времена были другие, тогда рискнули. Сейчас люди мыслят иначе.

    Если будут президентские выборы, могу пообещать, что не буду никого проталкивать. Изучу их биографии, если не буду знать. Но сомневаюсь в этом. Про всех все расскажу. Если надо будет, побеседую вместе с ними в эфире. Все будет на равных.

    Президент также отметил, что на следующих выборах в Беларуси обязательно победит прагматичный нормальный человек.

    Александр Лукашенко поделился с участниками мероприятия:

    — Меня много-много раз предавали. И можно сказать, не то чтобы я привык к этому, но я смирился. Я, как человек опытный, понял, что такова жизнь: тебя предавали и могут еще не один раз предать.

    В связи с этим Александр Лукашенко рассказал о Павле Латушко и Валерии Цепкало, которые сделали карьеру как госслужащие, а впоследствии предали интересы страны.

    — Я знал все его недостатки, вплоть до того, что ему скоро печень надо менять, — сказал Президент о Латушко, вспоминая, как принималось решение о его возвращении в Минск с должности посла. — Я как чувствовал, сказал ему: не дай бог ты предашь… Какое-то ощущение было, что он с гнильцой.

    Относительно Цепкало Глава государства указал на его связи с российскими спецслужбами в период, когда Федеральную службу контрразведки возглавлял Сергей Степашин. После того как Цепкало окончил ­МГИМО в Москве, его еще в 1990-е годы внедрили в штаб к Шушкевичу, который тогда участвовал в выборах.

    — Но когда они увидели, что нет Шушкевича, поздняков, что это нацио­нальное крыло отвалилось, остался Лукашенко, он первым идет… В это время (первые выборы) Цепкало попадает к Лукашенко. Я потом только узнал, что Степашин его подбросил в лагерь Лукашенко. Они меня не знали вообще, но видели, что я могу стать Президентом, надо в этом лагере иметь своего человека. Кебич мне подсунул Федуту, а Степашин — этого, — рассказал белорусский лидер.

    Потом Президент поручил Цепкало, совмещая должность помощника Президента и главы администрации ПВТ, заниматься продвижением IT-технологий, помогая в этой деятельности Владимиру Семашко, который был главным, кто отвечал за формирование законодательной базы для развития IT-индустрии в Беларуси.

    — А потом — коррупция, он начал лично заниматься многими вопросами, но мы его спокойно отвели (в сторону. — Прим. ред.). Поблагодарил бы, что в тюрьму не попал. Но он выбрал этот путь, — рассказал Президент и добавил: — Обидно, но не трагично.

    О «репрессиях»

    Александр Лукашенко подчеркнул:

    — Никаких репрессий не было, и не будет в моей стране никаких репрессий. Потому что мне это не нужно, мне это во вред. Я не стрелял себе в ногу, а тем более в голову. Развернуть в Беларуси репрессии — это самого себя застрелить.

    Глава государства заявил, что никогда не перейдет «эту черту и этот барьер».

    Президент подчеркнул, что прошлогодние массовые акции в стране не были мирными и это планировалось изначально:

    — Какие это мирные акции — взрывы, петарды и прочее? Оно ж видно, откуда летели. Скажете, что это в ответ на «жестокость»? Да нет, они принесли их туда. Еще этой «жестокости» не было, столкновений. А они с этими боеприпасами туда пришли. Заточки, ножи, прочая взрывчатка. Они зачем это туда принесли, на мирные акции? Поэтому мирными акциями там не пахло.

    Александр Лукашенко отметил, что в Беларуси на такие события отреагировали гораздо мягче, чем, например, в США:

    — Сколько заключенных по вашингтонскому делу, когда там хотели устроить переворот, сейчас находятся под следствием и в тюрьмах, не назовете? Вы не знаете. А в Беларуси вам любой журналист скажет: минимум полтысячи томится в тюрьмах, они там по закону сидят. Не дело было врываться в парламент США, ворвались — получили. Вы за что хотите нас наказать? За то, что мы защитились, не стреляя огнестрельным оружием в голову женщинам? Не надо. Что касается мирных акций, мы видели, какие они мирные. Мы вам покажем кадры, как заезжали с тыла и ломали омоновцев и прочих, когда люди сидели с разбитыми лицами и лежали в больницах. За два дня 11 серьезных травм получили сотрудники милиции. Мы видели, как делали это очумелые. Посмотрите эти кадры в интернете. Скажите, мы эту бойню развязали? Мне нужна была война? Мне, наоборот, на пользу было, чтобы было тихо.

    Глава государства отметил, что несанкционированные акции спонсировались Западом:

    — Но вы же начали эту бойню, проповедники тех, кто сбежал от жесткости. Вы до итоговых объявлений выборов осуществили попытку государственного переворота. Вы пришли с оружием и с поддержкой из-за рубежа. Это страшное преступление по Конституции любой страны. Первые три дня наши ребята животами выдавливали людей с улиц, а когда начали колоть животы нашим военным, я дал команду: не ищите виновных, поставить всех на место без стрельбы.

    Если бы вы ворвались во Дворец Независимости, когда я выходил с автоматом в сопровождении своего ребенка, если бы перешли черту, нас бы никто не остановил. Мы бы защищали нашу страну от вас.

    Президент подчеркнул, что легитимность — это результат выборов:

    — Потому мою легитимность нужно связывать с результатами выборов, а не с жестокостью после выборов. Вопрос не новый. Вы спрашиваете, как меня оценивают в Беларуси и за рубежом? Вы же сейчас в Беларуси, двери перед вами никто не закрывает, выйдите на улицу. Как меня оценивают за рубежом — меня ж туда не пускают, потому заявлений там я не делаю. Вы боитесь, что я приеду в Германию, Польшу, Америку и что-то там скажу, даже дрожите. А то, что я говорю в СМИ, стараетесь не замечать.

    О фейках

    Александр Лукашенко прокомментировал заявления о пытках в ИВС на улице Окрестина в Минске в 2020 году:

    — Отвечаю про пытки на Окрестина. Это фейк. Это неправда. Слушайте, а зачем их пытать? Там же следствие не вели. Зачем пытать там людей? А если там кто-то и был с синяками, так они получили их на улице, когда ринулись на внутренние войска и ­ОМОН. А их уже потом задерживали. В этом здании, в помещении на Окрестина, не было такой необходимости. Никаких там пыток не было. Это вы все придумали, потому что надо было придумать.

    Александр Лукашенко подчеркнул:

    — Если снести сейчас Президента — в Беларуси будет беда. Может, даже Беларуси не будет. Но у вас это не получится. Поэтому успокойтесь. А санкции вводите. Поживем — увидим, к чему это приведет. Надо успокоиться, взять голову в руки и подумать, как нам выходить из этой ситуации.

    Вы же развяжете третью мировую войну. Вы что, к этому толкаете нас с россиянами? Вы хотите победить в этой войне? Не будет победителей. А если и будут — то не вы. Давайте сядем за стол переговоров и начнем говорить о том, как выйти из этого положения, потому что увязли настолько, что обратного пути не будет. Это мой вам совет.

    Во время протестного периода Беларуси удалось предотвратить начало новой мировой войны, обратил внимание Президент:

    — Беларусь находится на перекрестке дорог. Если бы мы во время «протестов» проявили слабину, нас бы исполосовали. В результате началась бы новая мировая война. Я понимал, что на другой стороне штыки точат, поэтому поднял армию, вывел «Полонез». Одна моя команда — и мы бы нанесли удар, но они не перешли черту. Если бы произошло иначе, Россия бы никогда не отступила и не потеряла Беларусь. Началась бы заваруха, а это ядерная держава. Вот от чего мы тогда ушли.

    Что касается тех, кто вышел на улицу, — просто неприятно. У нас были тысячи вариантов, чтобы их удержать.

    Об отношениях с Польшей

    Президент Беларуси высказался за выстраивание нормальных отношений с Польшей. Отвечая на вопрос журналистки польской газеты, что готов Александр Лукашенко сделать для улучшения белорусско-польских отношений, Президент сказал:

    — Я все делал, чтобы у нас были хорошие отношения с Польшей. Вы решили, что будет по-другому, взяли под козырек и все, что вам ЦРУ сказало, вы сделали. Поэтому вы думайте, что делать. Я готов на все, я имею в виду на любые разговоры, и они идут.

    Глава государства отметил, что даже сейчас продолжаются контакты с представителями Польши на различных уровнях, в частности обсуждаются вопросы гуманитарного характера:

    — Мы негласно этот диалог ведем. И мы видим, что руководство Польши поняло, в какое болото они влезли, ну и мы там с ними сидим. Поскольку мы, наверное, не совсем глупые люди — и поляки, и белорусы, — нам надо выстраивать нормальные отношения.

    По словам Александра Лукашенко, есть примеры, когда представители Польши выстраивают успешный бизнес в Беларуси и готовы продолжать свое дело, вкладывать инвестиции:

    — Чего мы будем с бизнесом воевать или с поляками? Зачем? Это же нормальные люди, с которыми нам жить.

    В то же время он обратил внимание на лицемерные заявления отдельных польских политиков и в частности Анджея Дуды, который озаботился результатами выборов в Беларуси, хотя сам пришел к власти с минимальной разбежкой при подсчете голосов:

    — Не вам лезть в наш огород! Ну сказали два слова и хватит, понимая, что нам же жить вместе. И там, в Америке, оценят (все-таки два слова сказали), и здесь не будут против вас. Надо же гибкую политику проводить. Судьба наша такая — и Польша, и мы находимся в центре Европы, на пересечении многих интересов. Нет, полезли в бутылку. Чего вы лезете? Что, вы нас на колени поставите? Никогда в жизни. Поэтому давайте искать нормальные отношения. И они знают, что надо.

    Однако путь к диалогу через выставление предварительных условий невозможен, убежден Президент:

    — Не та ситуация, чтобы мне выдвигать какие-то условия. Найдем мы общий язык, потому что нам от этого никуда не деться.

    О легитимности власти

    Президент ответил на обвинения в нелегитимности последних президентских выборов:

    — Вы говорите о честных выборах. Я уже сказал — не вам говорить и не Америке. Вы показали, «как надо проводить выборы». Позор, да и только. Вы говорите: «Выборы нечестные». Факты на стол, мы прямо сейчас их разберем. На основании чего вы говорите, что у нас выборы нечестные?

    Александр Лукашенко отметил, что оппозиция определила итоги выборов еще за два месяца до дня голосования: в обществе распространялись лозунги о «трех процентах».

    — И вы говорите о легитимности и честности? — задал вопрос белорусский лидер.

    Отвечая на вопрос иностранной журналистки об итогах выборов 2020 года и о том, что по некоторым участкам лидировали иные кандидаты, Глава государства заметил:

    — Что это за разговор: «На некоторых участках победила Тихановская»? Это значит, что итоги опубликованы, вы их знаете — значит, демократично выборы прошли. Где-то она победила, где-то — другие кандидаты. У вас есть иные данные? Зачем же вы делаете из сказанного вами какой-то философский вывод?

    Александр Лукашенко заметил:

    — Все, даже беглые, на сегодняшний день признают, что действующий Президент победил. Мы эти выборы выиграли, действующий Президент легитимен.

    Президент также напомнил, что в обществе всегда бывает определенный разброс мнений:

    — Мы никогда не сделаем так, что 100 процентов людей будут думать как ты. В любом обществе они (оппоненты. — Прим. ред.) есть, и это их мнение, скажем так. Но если только они себе позволят какие-то незаконные действия — мы их жестко поставим на место. Я уже предупредил: это один из уроков (протестной кампании 2020 года. — Прим. ред.).

    О Дне народного единства

    Также вчера во время Большого разговора Президент рассказал, почему решил не объявлять выходным днем 17 сентября:

    — Это по Конституции Президент определяет — праздничные, выходные дни. Но давайте честно: я проехал много стран — столько выходных, как у нас, нет нигде. И в России тоже: вы там как начинаете с Нового года — беда для нас.

    В то же время Александр Лукашенко заметил, что этот вопрос остается открытым:

    — Я готов эти полномочия передать законодательному органу — вы уже потом будете выходные объявлять. Этот вопрос не закрыт, его можно решить в любое время. Пока начнем с этого.

    Президент убежден, что День народного единства учрежден 17 сентября вполне справедливо, эту дату можно считать днем воссоединения белорусского народа:

    — Поэтому не надо на нас тут катить, кричать. Праздник будет. Это действительно праздник. Если бы этого дня не было, не было бы нашей страны. Это для нас святой праздник.

    О налоговом маневре

    Александр Лукашенко, отвечая на вопрос журналиста РБК, рассказал о том, как происходит процесс компенсации от Российского налогового маневра в нефтяной сфере.

    — Налоговый маневр надо обсчитать и компенсировать, если будет такое решение. Но подвижки в этом направлении есть. С нашей стороны тоже были обязательства, мы их выполнили и сделали первый шаг. Это в размере около 50 %, — заявил Президент.

    Он рассказал, что Беларусь хочет работать с российскими предприятиями в равных условиях. Также Президент сообщил, что Беларусь рассчитывает на помощь с кредитованием через Евразийский банк.

    Александр Лукашенко упомянул, что с Россией обсуждался и вопрос помощи в условиях санкционного давления со стороны коллективного Запада.

    — Речь шла о нефтепереработке и поставке нефтепродуктов, о выходе на приемлемые цены по газу, банковские и финансовые льготы. Ведь 40 % банковской системы Беларуси — российские. Я попросил у президента России, они уже начали выделять средства.

    О запугиваниях со стороны западных противников

    Александр Лукашенко согласился с прозвучавшим мнением о том, что сейчас противники Беларуси вновь пытаются раскачать ситуацию в преддверии 17 сентября:

    Также Александр Лукашенко рассказал, что обратился к Путину с просьбой обеспечить для белорусских предприятий равные возможности по государственным закупкам, о запрете блокировки белорусской продукции на границах, особенно сельскохозяйственной. По словам Президента, переговоры продолжаются.

    О мигрантах

    Отвечая на вопрос журналиста российского «Коммерсанта», Александр Лукашенко рассказал, что два года назад Владимир Макей работал над Соглашением о реадмиссии с Евросоюзом, а также об облегчении визового режима. Оно было подписано и вступило в силу 1 июля прошлого года.

    Также Александр Лукашенко рассказал, что обратился к Путину с просьбой обеспечить для белорусских предприятий равные возможности по государственным закупкам, о запрете блокировки белорусской продукции на границах, особенно сельскохозяйственной. По словам Президента, переговоры продолжаются.

    — По этому договору Евросоюз должен был построить помещение. Они выделили деньги и начали строительство. Но в марте прошлого года прекратили. И перестали выполнять свои обязанности по соглашению, перестали с нами даже разговаривать по мигрантам. Но раз вы перестали — мы ответили, — сказал Президент.

    Он напомнил об эпизоде, когда в интернете появилось видео о том, как белорусская пограничная машина сопровождала группу беженцев.

    — Это мы их задержали тогда и везли на пограничную заставу, чтобы разобраться. Но мы не всех их ловим. Не так ловили, как это было раньше. Вы нас душите, а мы должны вас защищать? — задал риторический вопрос Лукашенко.

    Президент также ответил тем, кто утверждает, что в Беларусь из Ирака прилетают самолеты и привозят людей:

    — Вы перестали через Беларусь летать, сажать свои самолеты в нашем аэропорту. Я говорил: свято место пусто не бывает. Нет ваших самолетов, прилетят другие. Мы рады, что к нам летают самолеты. У нас безвизовое пространство для 74 государств. И этот список предложили еще дополнить. Нам нужны туристы.

    О ЦИП на Окрестина

    Отвечая на вопрос журналиста Sky News, Александр Лукашенко отметил, что изолятор на Окрестина — это не санаторий:

    — Кроме того, я очень рад, что вы меня проинформировали о том, что те, кто сбежал, находятся в страхе. Наши журналисты им предложили: немедленно вернитесь сюда. По закону ответите. Кто-то отсидит, бить никого не будут. Вы останетесь людьми на своей земле. И вы не будете плакаться, что вам страшно.

    Президент призвал журналиста привести конкретные факты:

    — Скажите, где еще били? Называйте фамилию, имя, отчество, кто бил. Я разберусь.

    В разговор вступил блогер Илья Бегун:

    — По моему опыту, в Литву приезжали преимущественно люди, которые уже получали 20 базовых или сутки — 14 дней. А для того чтобы они могли выехать, подделывались на месте медицинские документы. Доказанных медицинских фактов ни одной организации в Европе еще никто не предоставил.

    Александр Лукашенко предложил британской журналистке пообщаться с Ильей Бегуном:

    — Вот человек, который был в Литве вместе с ними. Поговорите с ним. Он видел их. Он вам расскажет, кого избили. А то вы были в прошлом году, видели истерзанных и избитых… Дайте хоть одну фотографию! Мы их найдем и спросим, кто бил, где бил и как бил.

    Президент возмутился инфантильности, с которой западные СМИ обсуждают эту тему:

    — Что вы как дети: били, ломали, крошили и так далее. Кто не хотел быть побитым — не был на Окрестина. Кто пришел с ножами и заточками, те получили. Бывало, что и случайно попал зевака под замес. Но мы перед теми извинились. Они не имеют ни ко мне, ни к силовикам претензий. Может, не перед всеми. Но извинимся, найдем их. Только вы на Западе об этом не парьтесь. Потому что вам наплевать, где и кого избили. Вам нужен очередной хайп, война, чтобы доставить Президента в Гаагу. Но вы плохой для этого инструмент, не обижайтесь.

    О российских СМИ

    Отвечая на вопрос о союзных СМИ, Александр Лукашенко рассказал, что ставит российские средства массовой информации, особенно «Россия 1», в пример белорусским.

    — Кто бы мог подумать, что РТР обойдет ОРТ? Они сделали мощь, — подчеркнул Президент.

    По словам Александра Лукашенко, когда Беларусь просила у этих телеканалов оказать информационную поддержку, по определенным причинам помогали не всегда.

    — Ну неужели россияне не должны поддержать нашу позицию? Где-то диктор для отцепки сделает в лучшем случае маленькое заявление — и все. О каком пространстве можно рассуждать, если мы только по некоторым направлениям взаимодействуем? Защищаем тут, как Брестская крепость стоим, — отметил Президент. Он также рассказал о 110 млн долларов, которые требуют российские каналы, чтобы показать репортажи о Беларуси.

    — Но вы должны знать, какой у вас младший брат. Дайте нам возможность россиянам сказать, какие мы.

    Президент особо отметил телеканал «Мир», с которым у Беларуси хорошие взаимоотношения:

    — Это единственный масштабный канал, с которым можно договориться.

    При этом он обратил внимание на то, как российское телевидение показало фестиваль «Славянский базар в Витебске»:

    — Когда они его показали? Ночью, когда все спят. Так что есть много вопросов, по которым нам надо активно работать. И когда против нас развернута информационная война, в этой войне надо быть вместе.

    Александр Лукашенко подчеркнул, что он выступает за общее информационное пространство:

    — Чтобы имели равные права и мы могли продвигать и предлагать свои продукты. К тому же ТРО «Белрос» надо больше давать материала, их привлекать. Ведь канал раскручивается на информации, на продукте. Это наш канал, и он никому глаза колоть не будет. И таким образом формировать общее информационное пространство.

    Президент задал вопрос, почему бы россиянам не показать документальный фильм СТВ «2020» о поствыборных событиях прошлого года.

    — Почему бы не показать в России, что делается все один к одному, как будет у них? Давайте покажем россиянам, что пережил младший брат. Но думаю, это будет непросто, — подчерк­нул белорусский лидер.

    О беглых «змагарах»

    Возвращаешься — будем персонально разбираться по каждому, заявил Глава государства:

    — Будем разбираться до нитки. Они ведь отличаются от украинцев чем? Украинцы тогда (после войны в Донбассе. — Прим. ред.) выехали за куском хлеба. 150 тысяч. Некоторые говорят, 160 (тысяч. — Прим. ред.) было зарегистрировано. И я всем украинцам своим указом (хотя было неоднозначное мнение) предоставил равные права с белорусами. Работа, детский садик, школа. А у нас же этот социальный пакет значимый. Бесплатно, за счет бюджета.

    Говоря о белорусских айтишниках, Александр Лукашенко первым делом не преминул отметить факт постоянного прироста специалистов в IT-парке:

    — Поехал — едь. Хорошо, возвращаешься, будем персонально по каждому разбираться. Эти же (украинцы. — Прим. ред.) имеют оседлость свою здесь. Они имеют дом, они имеют источник заработка, их дети учатся в школе. И главное — они умеют ценить мирную и свободную страну. А на этих будем внимательно смотреть… Хочет вернуться? Но как вернуться? Демократическая, свободная страна…

    Отвечая на вопрос, хотел бы Президент, чтобы в страну вернулись те, кто не согласен с его политикой, Александр Лукашенко отметил, что с ней не согласны как минимум полмиллиона в Беларуси живущих человек:

    — Но если они не боевики и не нарушили закон, если они с заточками и ножами не ходили на демонстрации (а мы это все видим, это элементарно сегодня восстановить), мы персонально по каждому готовы разобраться. Да, он где-то не согласен, но он хочет где-то заработать деньги, а значит, (принести. — Прим. ред.) и какой-то доход, хоть небольшой, стране. И может, когда-то образумится и поймет, кто такой Лукашенко и что он сделал. Я рассчитываю на это. Я не исхожу из того, что он со мной не согласен. Главное, что они не нарушали закон.

    Глава государства подчеркнул: никто никого из страны не выгонял и въехать обратно не запрещает.

    — Но они должны понимать: если совершили преступление — придется ответить.

    О запугиваниях со стороны западных противников

    Александр Лукашенко согласился с прозвучавшим мнением о том, что сейчас противники Беларуси вновь пытаются раскачать ситуацию в преддверии 17 сентября:

    О запугиваниях со стороны западных противников

    Александр Лукашенко согласился с прозвучавшим мнением о том, что сейчас противники Беларуси вновь пытаются раскачать ситуацию в преддверии 17 сентября:

    — Я в этой жизни что-то сделал. Поэтому запугать меня трибуналом, расстрелом… Ну расстреляем, ну поплачет часть нашего белорусского народа недели полторы, памятник установят — я все равно когда-то умру. Бесполезно меня пугать этим. Они хотят запугать скорее не меня, они хотят их (белорусов. — Прим. ред.) запугать, что мы вот вашего атамана определим в Гаагу, а потом с вами разберемся. Так уже пуганые.

    Кроме того, на случай худшего развития событий Президент принял соответствующий декрет:

    — Они нас не возьмут уже голыми руками. Никогда. А тем более у нас военно-политический союз жесткий с Россией, там мы нигде не отступаем ни на сантиметр. У нас нет даже никаких споров. Россия всегда нас поддержит в этом плане… Они правильно боятся Лукашенко и Путина. Им надо бояться этого. Но только мы не трусливого десятка, потому что это не столько наши личные, сколько ваши (народа. — Прим. ред.) интересы.

    О возможности размещения российских военных баз

    Президент ответил на вопрос, при каких условиях в Беларуси может появиться российская военная база. Белорусский лидер также напомнил, что в ЕС сегодня множество военных баз:

    — Чьих — понятно. На этих базах не просто танки «Абрамсы» — там размещено ядерное оружие! И поэтому я их спрашиваю: вы чего паритесь, если у вас база на базе сидит и базой погоняет! Ядерным оружием бряцаете! И вы нам какие-то условия ставите, опасаетесь, что здесь будет какая-то база? Да вы сначала у себя разберитесь!

    Александр Лукашенко также подчеркнул:

    — Если будет нужно, здесь не просто база будет — здесь все Вооруженные силы Российской Федерации будут размещены. А при каких условиях? В случае опасности развязывания новой мировой войны. Сейчас России тратить деньги и создавать здесь базы какой смысл? Я был бы заинтересован, если бы здесь были размещены какие-то серьезные ракетные установки, но их нельзя к театру военных действий непосредственно подвести, прямо в огород натовцев, потому что они будут обстреляны из самого обыкновенного оружия. Никогда Россия сюда не передвинет оружие, тем более ядерные установки: они будут под обстрелом с территории Польши и Литвы. А самолеты — время подлета из России сюда 3 минуты. Нет необходимости никакой тратиться. И мы отработали с президентом России все маршруты, «белые лебеди» (российская боевая авиация. — Прим. ред.) облетели границы. И мы продемонстрировали им — не дай бог дернетесь…

    О «мирных протестах»

    Отвечая на вопрос корреспондента телекомпании Би-би-си о якобы проявленной жесткости по отношению к протестующим, Президент вновь затронул тему «мирных протестов»:

    — Какие это мирные акции? Посмотрите кадры в интернете, посмотрите канал польский. Видно же, откуда летели взрывы, петарды и другие виды взрывчатки. Вы скажете, что это в ответ на жестокость? Да нет — они же принесли их сюда. Еще жестокости не было, столкновений, а они с этими боеприпасами пришли туда. Заточки, ножи, взрывчатка — они зачем это туда принесли, на мирные акции? Мирными акциями там не пахло. Мы вам дадим кадры, а вы их покажите на Би-би-си, как заезжали с тыла и ломали ребят-омоновцев — когда с разбитым лицом сидели люди и лежали в больницах — за 2 дня 11 серьезнейших травм.

    В качестве сравнения Президент привел реакцию американских властей на протесты в Вашингтоне, в результате которых была убита женщина.

    — Сколько заключенных сейчас там находится под следствием и в тюрьмах по делу вашингтонскому, когда там госпереворот хотели совершить? Даже белорусские журналисты вам скажут, что минимум полтысячи томятся в тюрьмах. Не дело было врываться в парламент США. Ворвались — получили.

    Говоря о том, что под маской мирных протестов в Беларуси пытались осуществить переворот при поддержке из-за рубежа, Президент задал вопрос:

    — Мы эту бойню развязали на улицах Минска? Мне нужна была война? Нет, мне, наоборот, на пользу было, чтобы было тихо. Но вы начали эту бойню, до объявления итогов выборов осуществили попытку госпереворота. Это страшное преступление по законам любой страны, в том числе в Великобритании и США. Мы первые три дня — цитирую министра внутренних дел Караева — животами вытесняли протесты с улиц. А когда начали колоть животы нашим военным, тогда я действительно отдал команду. Все команды я отдавал — не ищите виновных, я отдавал команду поставить всех на место без стрельбы. Если бы во Дворец Независимости ворвались, когда я выходил с автоматом в сопровождении своего ребенка на улицу, если б только перешли черту, нас бы никто не остановил. Мы бы защищали как положено свою страну.

    О связи БелАЭС и зенитной системы С-400

    Глава государства рассказал, как связаны строительство БелАЭС и закупка зенитных ракетных систем С-400. Но сперва высказался о безопасности самой атомной электростанции:

    — Безопасность атомной электростанции — это жизнь и смерть самой Европы. Кто ей может угрожать? Себе во вред? Если только террористы. И вот «на злобу». Мне задали вопрос по RyanAir. Когда мне доложили о том, что самолет заминирован, я отдал немедленно команду обеспечить полную безопасность атомной станции.

    Александр Лукашенко подчерк­нул: пусть и говорится о том, что атомная станция может выдержать падение самолета, но приятного в данной ситуации было мало.

    Государственный секретарь Совета Безопасности Александр Вольфович, в свою очередь, подчеркнул: для защиты БелАЭС в ее районе дислоцируется зенитный ракетный полк, на вооружении которого находится комплекс «Тор-М2». По его словам, в планах Во­оруженных Сил приобретение еще как минимум трех батарей такого ЗРК.

    — В свое время мы сделали ставку на «Тор-М2», — обозначил Президент. — Это хорошее оружие. Мы умеем не просто им пользоваться, мы умеем его модернизировать, восстанавливать и ремонтировать. У нас есть соответствующий завод по ремонту бронетехники. Есть и несколько частных предприятий, которые прекрасно ремонтируют и модернизируют С-300. Мы полностью сделали и ракету «Бук» — на основании того, советского.

    Отдельно Глава государства высказался о поставках российской зенитной ракетной системы С-400:

    — Такой вопрос поставлен перед президентом России о том, чтобы по сходной цене, в кредит (потому что таких денег у нас нет) С-400 были поставлены в Республику Беларусь. Хотя С-300 хорошие комплексы, родные, но С-400 у нас вызывают большой интерес. Я уверен, что мы эти комплексы получим. Я хочу за сэкономленные деньги построить азотный комбинат. Мы еще два миллиарда примерно купим природного газа, переработаем и продадим через удобрения.

    О ЧВК Вагнера

    Александр Лукашенко рассказал подробности прошлогодней ситуации с задержанием 32 боевиков иностранной частной военной компании Вагнера. По его словам, когда данная группа прибыла в Беларусь, спецслужбам было поручено взять ситуацию на контроль:

    — Они никаких противоправных действий не совершали. К вечеру разместились в одной гостинице. Наблюдали за ними. К ночи разместились в другой. И пошли непонятные телодвижения… Желательно было посмотреть, чем они будут заниматься. По всем признакам было понятно, что эти люди связаны со спецслужбами и не случайно тут оказались. Мы боялись, что они могут совершить теракт.

    Глава государства сообщил, что поздно вечером председатель КГБ позвонил и сообщил, что нет гарантии, что группа не рассредоточится по стране:

    — И я принял решение всех задержать. И изолировать. Я поступил абсолютно честно. Украинцы начали требовать выдачи группы Украине. Россияне просили не делать этого, так как там были граждане России. И я принял мудрое решение: поручил Генпрокуратуре пригласить сюда генеральных прокуроров Украины и России для проведения переговоров… Никто не приехал.

    Тогда белорусский лидер пригласил старшего сына и попросил его встретиться и задать вопрос, куда они хотят убыть:

    — Все, кто приехал, попросились в Россию. В том числе и граждане Украины. Я попросил сына накормить их, взять автобус и отвезти под Смоленск. По дороге они позвонили кому-то в России и на границе их встретили. И уже на границе один из них спросил: а можно мы в Беларусь еще приедем? Виктор сказал, что Президент не запретил въезжать в Беларусь. Мы по-человечески с ними обошлись. И некоторые как туристы были с женами тут.

    О том, кто омбудсмен в Беларуси

    Глава государства пояснил:

    — Когда в Беларуси шла речь об омбудсмене, почему я от этого отказался? Потому что я на себя взял эти функции — защиту прав человека. Никто лучше Президента не сможет их защищать — настоящие права человека, основанные на справедливости. Я много раз говорил, что скоро справедливость будет востребована везде. Она очень востребована в России. А мы на этом строим свою политику — честность, порядочность и справедливость.

    Александр Лукашенко подчеркнул:

    — Что касается истинных прав человека — права на жизнь, на труд, на достойную заработную плату, на здравоохранение, образование и прочее, — у нас что, эти проблемы упущены? Нет. И именно благодаря этому нам удалось убедить наших людей (уберечься. — Прим. ред.) от пагубных движений и телодвижений. А те, кто ринулся тогда, все-таки осознали, что у нас еще есть Бог.

    О взаимодействии ФСБ и КГБ

    ФСБ и КГБ работают в теснейшем контакте, заявил Александр Лукашенко:

    — Многое у вас берем, кое-чему вы у нас научились. Мы сотрудничаем, у нас очень много общих задач, помогаем друг другу. И в этой связи ФСБ и ведомство Нарышкина (Служба внешней разведки России. — Прим. ред.) прямо мне в глаза говорят о высоком профессионализме наших спецслужб. И благодарят за помощь и поддержку. Мы взаимодействуем по многим направлениям.

    Непосредственно о КГБ Беларуси Глава государства сказал:

    — В плане прошлого года, довыборного периода мы не придали значения и не уделяли внимания некоторым моментам. Казалось, что в Беларуси нет основы для того, чтобы произошло то, что произошло в августе. Но основой были затуманенные пандемией мозги. Ковид был главнейшей причиной случившегося — закрытые границы и прочее. Некоторые остались без работы, особенно кто в Польшу возил топливо.

    Александр Лукашенко подчеркнул, что винит в этом и себя, и Комитет госбезопасности:

    — Тут мы были не на высоте, особенно КГБ: они должны были убедить Президента. Меня информировали — может, недостаточно убеждали, — что в Украине создаются лагеря, где ведется подготовка боевиков — и прежде всего из числа наших людей. И вот эти сопливые — Протасевичу менее 20 лет тогда было — поехали в Украину и попали в этот отряд. Но что делали эти мерзавцы-цэрэушники? Чтобы их замазать, они их бросали на донбасскую линию — и пулемет или автомат в руки: фотографируйся, выкладывай в сеть! Они повыкладывали в сеть, а сегодня им: так ты же боевик, ты же был в Донбассе! То есть они на крови пытались их замазать.

    Президент резюмировал:

    — То есть это наша вина, в том числе Комитета государственной безопасности. Мы сделали серьезную работу над ошибками, сегодня там новый председатель, новые люди — молодые ребята пришли, преданные и надежные. Никогда не было, чтобы они не выполнили задачу.

    О сценарии развития страны

    На просьбу предсказать сценарий развития страны в будущем Александр Лукашенко ответил, что это «страшно серьезный вопрос», который «с кондачка не обозначишь». При этом белорусский лидер отметил, что стратегия развития страны — в социально-экономической, политической, военной сфере — была определена на Всебелорусском народном собрании:

    — Как человек я хочу, чтобы было тихо, спокойно. Чтобы, родив одного ребенка, вы родили и второго (третий мой будет, как я всегда говорю) — троих детишек, и вы были рады. Чтобы вы могли спокойно вырастить детей. А это спокойствие может быть только тогда, когда есть нормальная экономическая основа под этим. Если люди имеют возможность работать, могут заработать.

    Президент процитировал следующие слова из народа: «если в Беларуси ты хочешь заработать, ты заработаешь всегда».

    — Наши люди не всегда стремятся. Но надо напрячься. Изначально все от земли, от станка, от завода. Да, можно и айтишником заработать, но надо мозги иметь… Главное — личное стремление. Мы не будем сковывать личную инициативу людей.

    Отдельно Глава государства затронул тему айтишников:

    — Пожалуйста, вы делайте продукт, получите за это деньги. Деньги должны быть здесь. Это главное. Получите свои льготы. Мы будем видеть, куда вы тратите эти деньги.

    Высказался и об ипэшниках:

    — У нас кто только не ипэшник. А ипэшниками будут те десятки, может, сотни или тысячи, которые умеют своими руками что-то делать невероятное. Я часто говорю: корзину плести умеют, ну чего нам там придираться к этому мужику? У нас немного их. Из соломы что-то делают, рукодельничают, на станках ткут рушники, полотенца и так далее. Вот им, пожалуйста, не жалко и льготы предоставить. А у нас что ни вид деятельности — ИП… Там надо налоги платить, потому что в других организациях от этой деятельности налоги платят. А они у нас не платят. И видите ли, они еще и власть хотели сломать, и под себя подмять. Минимум оказались движущей силой этого блицкрига. Это ненормально! Поэтому мы потихоньку все это приведем в соответствие. Мы не будем их чистить, мы не будем их ломать — работайте. Но налоги надо платить.

    Вместо эпилога — обращение к западным представителям

    Белорусский лидер заявил, что хотел бы пожелать иностранным представителям, присутствовавшим на мероприятии, если у них что-то есть человеческое, вникнуть и понять, что было и что происходит.

    И хотя бы просто не мешать нам:

    — Если у вас есть интерес, давайте сотрудничать. Нет интереса — отойдите в сторонку и не мешайте. Вы нас все равно не оторвете от России и не склоните на свою сторону! Мы с вами хотели сотрудничать, мы до выборов предлагали многое — и вы нас принимали. Почему вы вдруг обезумели на Западе? Зачем вам надо было совершить попытку сломать нашу страну? Мы же нормальные имели отношения, и была перспектива их выстраивать. Но вы же сами все угробили собственными руками!

    Александр Лукашенко добавил:

    — Мы не были против России, это наша братская страна. Это наше общее Отечество от Владивостока до Бреста, поймите вы наконец! Это наше с русскими общество. Мы ничем не отличаемся от русских, вообще от россиян ничем не отличаемся. Вы это должны воспринять как данность. Если вы эту данность нашу величайшую не воспримете, быть войне. А зачем?! Этой войны не будет сегодня, при нас, но зачем, чтоб наши дети воевали? И вы должны это признать! Признать, что Китай поднялся в том числе благодаря Евросоюзу и особенно Америке.

    Белорусский лидер заметил:

    — Вы богаты, вы можете заплатить CNN и прочим деньги — и они будут бряцать языком. Остановитесь наконец! Ведь лучше жить в мире. Посмотрите, какая природа, какая красотища в той же Великобритании! Да, загадили вы Западную Европу, но не совсем. Есть хорошие места, есть горы. Зачем вы разделительные линии вносите спустя столько лет? Зачем вносите бойню в центре Европы? Беларусь — это даже не Украина, Беларусь — это святое место. И если здесь не дай бог что-то произойдет вопреки этому светлому — быть войне. Беларусь никто не уступит. Я хочу, чтобы вы это осознали. Мы не хотим войны. Но если вы к нам придете с войной, мы будем вынуждены отвечать. И наше общество в этой ситуации монолитно. И вы с нами не справитесь.

    Источник: СБ https://www.sb.by/articles/aleksandr-lukashenko-belorusy-smogli-sokhranit-stranu-v-borbe-za-svoy-vybor.html

     

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here

    Реклама