1.7 C
Осиповичи
Суббота, 27 февраля, 2021
Еще

    Последний шанс генерала Павлова

    Популярное

    Бригада особого назначения

    Калі мінулай вясной мы сустракалі дзесьці ў двары медыкаў у ”скафандрах”, нас ахопліваў жах. Мінуў час, і цяпер з’яўленне ў пад’ездах медработнікаў у спецвопратцы, якія наведваюць хворых на CОVID-19, нікога не здзіўляе.

    23 февраля в Осиповичах впервые состоялся «Забег настоящих мужчин»

    Бег — понятие всесезонное, и поклонникам данного вида спорта непогода не помеха. Несмотря на мороз и ветер, около полусотни мужчин решили принять участие в необычном забеге — с оголенным торсом. На старт вышли сотрудники РОВД, РОЧС, члены ОО "БРСМ" и другие любители активного отдыха. Дистанцию преодолели и юные спортсмены Тимофей Соколовский (7 лет), Михаил Яковюк (8 лет) и осиповичский аксакал легкой атлетики Борис Липский (79 лет).

    Депутат Могилевского облсовета депутатов Владимир Рыжанков провел встречи с осиповчанами

    Падчас чарговай рабочай паездкі дэпутата Магілёўскага аблсавета дэпутатаў Уладзіміра Рыжанкова на Асіповіччыну адбылася яго сустрэча з супрацоўнікамі РАУС і калектывам ЗАТ “Асіповіцкі завод транспартнага машынабудавання”. Уладзімір Сяргеевіч уваходзіў у склад дэлегацыі нашага рэгіёна на шостым Усебеларускім народным сходзе і зараз дзеліцца з выбаршчыкамі думкамі-разважаннямі наконт прынятых у Палацы Рэспублікі рашэнняў.

    Предвыборная программа кандидата в депутаты Натальи Книги

    Предвыборная программа кандидата в депутаты Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь седьмого созыва по Осиповичскому избирательному округу № 89 Книги Натальи Ивановны Работая вместе, сделаем...
    Асiповiцкi Край
    Асiповiцкi Крайhttp://gzt-akray.by
    Издание существует с 1931 года. Сегодня "Асіповіцкі край" выходит дважды в неделю по вторникам и пятницам. Тираж - около 5 тыс. экземпляров. Приоритетная тема для журналистов "районки" - жизнь Осиповщины: люди, работа предприятий и организаций, массовые мероприятия и многое другое. Оставайтесь с нами!

    К 70-й годовщине освобождения Осиповичского района от немецко-фашистских захватчиков

    Начальник германского Генштаба генерал-оберст Франц Гальдер 3 июля 1941 года сделал такую запись: «В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена.  Я считаю правильным высказывание одного пленного командира корпуса о том, что восточнее Западной Двины и Днепра мы можем встретить сопротивление лишь отдельных групп, которые, принимая во внимание их численность, не смогут серьезно помешать наступлению германских войск. Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. Конечно, она еще не закончена. Огромная протяженность территории и упорное сопротивление противника, использующего все средства, будут сковывать наши силы еще в течение многих недель.

    …Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдет не столько о разгроме вооруженных сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы и не дать ему возможности, используя гигантскую мощь своей индустрии и неисчерпаемые людские ресурсы, создать новые вооруженные силы».

    Натиск на восток!

    Обычно осторожный и весьма скептически оценивавший перспективы войны с СССР немецкий генштабист впал в эйфорию не без повода. 28 июня были захвачены Минск и Бобруйск, западнее белорусской столицы попали в окружение 3-я и 10-я армии, а остатки четвертой отошли за Березину. 30 июня немцы форсировали эту водную преграду, а к 3 июля прорвали линию обороны, которую командование Красной Армии спешно организовало на левом берегу реки. На этот стратегический рубеж были стянуты все оставшиеся силы Западного фронта и с их разгромом в центре советско-германского фронта образовалась огромная — шириной более 400 километров — и ничем не прикрытая брешь. Создалась угроза быстрого выхода подвижных соединений врага к Днепру и прорыва к Смоленску.

    Сталин масштаб угрозы оценил правильно. Поэтому и выступил 3 июля со знаменитым обращением к советскому народу, в котором назвал войну Отечественной и обосновал принципы ее ведения. Конечно, малость приврал, заявив что «лучшие дивизии врага и лучшие части его авиации уже разбиты и нашли себе могилу на полях сражения».

    nemetskie-zenitchiki-vedut-ogon
    Немецкие зенитчики ведут огонь по советским бомбардировщикам

    На самом деле за первую неделю войны вермахт чувствительного урона не понес. С 22 по 30 июня его потери составили в общей сложности 41.087 человек, т.е. 1,64% наличного состава — при численности войск в 2,5 миллиона человек*.

    Ну и, конечно, не обошлось без «организационных выводов», сделанных в обычном для советского диктатора стиле. Командующий Западного фронта генерал армии Дмитрий Павлов,  упустивший последний шанс удержать войну в приграничной зоне, 30 июня был отстранен от своего поста, а затем передан суду и расстрелян. Вместе с ним высшую меру ответственности понесли начальник штаба генерал-майор Владимир Климовских, начальник связи генерал-майор Андрей Григорьев, командующий 4-й армией генерал-майор Александр Коробков и ряд других высокопоставленных командиров РККА.

    [note]В приговоре было указано: «Предварительным и судебным следствием установлено, что подсудимые… в период начала военных действий германских войск против Союза Советских Социалистических Республик проявили трусость, бездействие власти, нераспорядительность, допустили развал управления войсками, сдачу оружия противнику без боя и самовольное оставление боевых позиций частями Красной Армии, тем самым дезорганизовали оборону страны и дали возможность противнику прорвать фронт…»[/note]

    В каком-то смысле расстрел командующего фронтом явился вынужденной мерой по укреплению дисциплины среди комсостава РККА: в первые дни войны она далеко не всегда держалась на должном уровне.

    Сражение за Березину, ставшее последним для командующего Западным фронтом Дмитрия Павлова, шло на протяжении от Борисова до Бобруйска. О некоторых его малоизвестных страницах «районка» уже рассказывала (бой на Чучьевском тракте, оборона мостов в Елизово и Свислочи), а сейчас попробуем вспомнить еще о двух эпизодах, произошедших в районе Бобруйска, но имеющих некоторое отношение и к истории Осиповщины.

     Автотракторное училище вместо танкового корпуса

    По планам командования Западного фронта 6-й механизированный корпус (на 22.06.1941 г. имел 1.021 танк — Авт.) должен был к  28 июня сосредоточиться в районе Пухович, имея задачу через Осиповичи атаковать Бобруйск и уничтожить бобруйско-слуцкую группировку противника. Однако он не смог прорвать окружение и вырваться из-под Белостока, поэтому для защиты Бобруйска и переправ через Березину командование фронта было вынуждено буквально «скрести по сусекам». Фактически пришлось ограничиться управлением 47-го корпуса генерал-майора Степана Поветкина и подчиненными ему тыловыми и вспомогательными   частями. Собственно, сам город Бобруйск, находившийся на западном берегу Березины, даже не пытались удерживать. Он был взят вечером 27 июня частями 3-й танковой дивизии немцев. Однако форсировать Березину врагу с ходу не удалось: как минимум два из трех мостов через реку были взорваны при появлении танков.

    Sbityiy-bombardirovshhik
    Сбитый бомбардировщик ДБ-ЗФ

    Штаб 47-го стрелкового корпуса попытался наиболее рационально распределить имевшиеся в его подчинении разномастные части: саперный батальон (365 человек), батальон связи (345 человек без командиров), сводный полк 121-й стрелковой дивизии (около 1.000 человек без командиров), дорожный полк (400), до 1940 года размещавшееся в Осиповичах Бобруйское автотракторное училище (500). В распоряжении обороняющихся находились два артполка и один дивизион большой мощности, однако на 16 орудий калибра 152 мм и четыре 203-мм гаубицы было всего 420 снарядов. С учетом низкой боевой ценности импровизированной пехоты Бобруйск мог держаться ровно столько, на сколько смогут «растянуть» свой боекомплект артиллеристы…

    День 28 июня прошел относительно спокойно, но утром следующего к северу от Бобруйска на левый берег проскочило несколько немецких танков. Никодим Басов, курсант автотракторного училища, стал свидетелем этой неожиданной переправы:

    [note]»Утром раздали по десятку патронов, вывели по мосту на восточный берег Березины и приказали окапываться. Закончив рытье окопов, обнаружили, что все офицеры во главе с начальником училища исчезли, бросив нас у моста. Ни севернее, ни южнее никаких войск не было!

    Мост в это время был забит машинами. Движением никто не руководил, и на противоположном берегу образовалась пробка. Двое курсантов предложили воспользоваться находившимися в кузовах машин боеприпасами. Они взяли лодку и, переплыв реку, привезли ящики с патронами.

    Где-то в стороне слышалась артиллерийская стрельба, потом на другом берегу появились немецкие танки. Без выстрелов и суеты, расталкивая брошенную советскую технику, они продвигались к мосту. Курсанты молча смотрели на происходившее, понимая, что стрелять из винтовок по танкам бессмысленно.

    Очистив мост, враг беспрепятственно двинулся по шоссе на Рогачев. А курсанты… бежали рядом с танками по обочине и только метров через 500 сообразили, что надо свернуть в лес. Немцы не обращали на них никакого внимания — лишь изредка стреляли из пушек по ходу движения».[/note]

    Впрочем, главную проблему составили не несколько легких танков, а попавшая на левый берег реки пехота врага.

    Немцы начали методично рвать линию обороны, подавляя сопротивление массированными авиаударами и артобстрелами. К 18 часам наши саперы и связисты, на позиции которых пришелся наиболее мощный удар врага, не выдержали и начали отходить в сторону Могилева.

    [note]По записям в журнале боевых действий 3-й танковой дивизии можно судить об упорстве и стойкости оборонявшихся: «Русские местами большими толпами атаковали наше правое крыло, с криками «ура» вклинились в оборону наших передовых частей, но были отбиты и под прикрытием внезапно появившегося тумана отступили и спрятались в ямах, из которых вели разрозненный, но точный ружейный и пулеметный огонь по приближающейся нашей пехоте. В связи с этим возникли потери убитыми и ранеными».[/note]

    Оборона Бобруйска была сломлена 30 июня. За ночь немцы установили сборный мост через Березину, что позволило переправить тяжелую технику. Под прикрытием двух оставшихся танков, уцелевшие бойцы и командиры начали спешный отход на восток. Днем ранее немцы двинули часть своих сил на север, чтобы захватить мосты в п. Елизово и д. Свислочь, однако после создания надежной переправы у Бобруйска эти мосты для врага потеряли свое потенциальное значение.

     «Воздушный Седан»

    Конечно, командование фронта понимало, что Бобруйск долго не продержится. Однако резервов не было, и оставалось только одно: насколько возможно задержать немцев, уничтожив их переправы массированной атакой с воздуха. Азы тактики воздушного боя подразумевают, что бомбардировщики обязательно нужно прикрывать истребителями, однако такая поддержка им не была оказана…

    Сухопутные части вермахта средствами ПВО были обеспечены «до зубов», и к тому же им помогала 51 эскадра Вернера Мельдерса, одного из создателей немецкой тактики воздушного боя. В небе над Бобруйском советские машины встретило более 103 «мессершмиттов», что было сопоставимо с количеством атакующих бомбардировщиков. При таком соотношении сил выполнить приказ у советских летчиков шансов практически не было. Они, конечно, отбивались, причем достаточно эффективно — стрелки наших машин сбили до десятка вражеских истребителей, но и сами несли жестокие потери.

     osvobozhdyon-mogilev

    29 июня ВВС Западного фронта произвели 59 самолето-вылетов на разрушение понтонных мостов через Березину и на бомбежку скопления танков у Бобруйска. Назавтра сюда были брошены 5 (!) бомбардировочных дивизий, однако и этот массированный удар не помешал 3-й танковой дивизии вермахта переправляться через реку, неся при этом минимальный урон. Зато потери атакующих были таковы, что те воздушные бои немцы окрестили «воздушным Седаном». В Германии со времен франко-прусской войны 1870 года слово «Седан» является синонимом понятия «полный разгром». По советским данным, 30 июня в полосе Западного фронта советские ВВС потеряли 82 самолета СБ-2 и ДБ-3Ф — почти два авиаполка.

    Несколько подбитых в этом воздушном сражении машин упало или пошло на вынужденную посадку в районе Ясеня. Штурман 213-го скоростного бомбардировочного полка Петра Трухина о вынужденной посадке своего СБ-2 позднее вспоминал так:

    [note]»Вот показалась уже узенькая ниточка Березины. Снизились до двух тысяч метров. Переправ до самого Бобруйска не оказалось. Тогда летчики развернулись на занятый врагом аэродром и сбросили бомбы. Вражеские зенитчики открыли сильный огонь, но нашим удалось выйти из зоны обстрела. Однако через несколько минут на звено советских бомбардировщиков навалилось 18 «мессершмиттов» . Шесть справа, шесть — слева, остальные — сверху.

    Загорелся самолет Недолина. Он быстро шел, почти падал на землю. Из машины никто не выскочил… Вскоре был подбит и Гусев. Пуля, очевидно, попала в бензобак.

    На наш самолет набросилось 9 истребителей. Пилот — капитан Вязников — маневрировал. Мужественно боролся со стервятниками раненый стрелок-радист Шавердов. Самолет был сильно поврежден, горючее вытекало. Вязников посадил самолет на поле. Выбравшись из самолета, мы с Вязниковым поспешили к кабине стрелка-радиста. Шавердов лежал весь в крови. Он получил шесть ран, причем две — в грудь навылет. Подсчитали пробоины в машине. Их оказалось более 300!»[/note]

    Кроме СБ-2 — машин 213-го скоростного бомбардировочного полка, погибло немало самолетов ДБ-3Ф 212-го дальнебомбардировочного полка. Имена некоторых советских летчиков, боевые машины которых были сбиты над территорией Осиповичского района, в 70-е годы установили следопыты Ясенской школы: командир эскадрильи майор Иван Починок, летчик-наблюдатель лейтенант Николай Федоров, командир звена Иван Белокобыльский, стрелок-бомбардир лейтенант Николай Морковин, старший лейтенант Виктор Вдовин, старший лейтенант Василий Вареницын, стрелок-бомбардир лейтенант Арон Фигельштейн, стрелок-радист сержант Василий Дригайло, стрелки-радисты младшие сержанты Павел Кузьмин, Александр Журавский, Георгий Елизаров, Алексей Марченко, Василий Исаев.

     Эпилог: три года спустя

    Возможно, это просто совпадение, но ровно через три года в тех же местах снова прошли ожесточенные сражения. Только уже мы наступали, а враг бежал. И, судя по приведенной ниже листовке, бежал быстро…

    *Ф.Гальдер. «Военный дневник».

    Нина ВИКТОРЧИК.

    Дмитрий САВРИЦКИЙ.

    Авторы выражают признательность Андрею ТОРБИНУ за предоставленные исторические материалы.

    Реклама

    Последнее

    Почти год Анна Гвоздёва работает в осиповичском КБО

    Ганна прыехала ў наш раён мэтанакіравана: тут працуе яе муж. Яны абодва з Магілёва, і, калі малады чалавек тры гады таму па размеркаванні трапіў на філіял “Асіповіцкі” ААТ “Бабушкина крынка”, студэнтка Магілёўскага дзяржаўнага эканамічнага прафесійна-тэхнічнага каледжа вырашыла, што таксама абавязкова знойдзе першае месца працы ў нашым раёне. Так летась ААТ “Асіповіцкі КБА” атрымаў маладога спецыяліста.

    Год с COVID-19

    Коронавирус - это вирусная инфекция, которая вызывает выраженную интоксикацию организма и проблемы с дыхательной и пищеварительной системами.

    Бригада особого назначения

    Калі мінулай вясной мы сустракалі дзесьці ў двары медыкаў у ”скафандрах”, нас ахопліваў жах. Мінуў час, і цяпер з’яўленне ў пад’ездах медработнікаў у спецвопратцы, якія наведваюць хворых на CОVID-19, нікога не здзіўляе.

    Лукашенко: главная задача на предстоящие месяцы — сформировать боеспособный спортивный «десант» в Токио

    Первоочередная задача для спортивной отрасли Беларуси на предстоящие месяцы - сформировать боеспособный спортивный "десант" в Токио. На это обратил сегодня внимание Президент Беларуси, президент Национального олимпийского комитета Александр Лукашенко на Олимпийском собрании НОК, передает корреспондент БЕЛТА.

    1 марта — Международный день борьбы с наркоманией

    Словарь. Закладка — схрон наркотиков; предназначен для дальнейшего сбыта наркотических средств способом, при котором исключается прямой контакт между продавцом и покупателем. Закладчик (жарг. кладмен) — человек, прячущий закладку (жарг. клад).